К истории «Брестской унии 1596 года» (Часть 1)

К истории «Брестской унии 1596 года»

«Спешите просить прощения, не разбирая кто прав и кто виноват»
Митрополит Антоний Храповицкий

Предыстория

В 15 веке, в период действия Флорентийской Унии, решающее влияние на назначение митрополитов в Киевской митрополии имели соборы и сама Апостольская Столица. На соборах участвовало высшее духовенство и наиболее влиятельная часть общества (князья, крупные землевладельцы), а позднее и горожане. В силу сложившихся православных традиций, православные цари, знать, землевладельцы выступали защитниками и покровителями православия. Так было в Московском государстве.

Когда же Великое княжество Литовское стало подпадать под влияние католической Польши, появилось прежде небывалое приобретение прав и вольностей по религиозно-национальному признаку. Ситуация развивалась так, что всеми преимуществами могли обладать только католики-литовцы

Союз Польши и Великого княжества Литовского(ВКЛ)

Династический союз двух государств, Польши и Великого княжества Литовского(ВКЛ), когда два государства возглавлял один общий правитель, подготовил их слияние в одно целое. Так состоялась Люблинская уния 1569 г.

В конце 16 века Киевская митрополия православной Церкви в Речи Посполитой находилась в подчинении у Константинопольского патриарха. Все восточные патриархи, в том числе и Константинопольский находились в зависимости от турецкого султана. Занятие Патриаршего престола часто зависело от воли турецких властителей. Патриархи часто менялись. Они больше интересовались сбором денежных средств , чем духовным состоянием подчиненных им Церквей.

С возникновением в начале 16 века в Западной Европе протестантизма в Речи Посполитой развернулась активная протестантская пропаганда. В протестантство перешло много православной шляхты, впоследствии (в результате разгрома протестантизма в Речи Посполитой) перешедшей в католичество латинского обряда. Уход православной шляхты в католичество и протестантизм лишил православную Церковь политического покровительства и материальной поддержки господствующего класса Речи Посполитой. В едином государстве Речи Посполитой действовал единый сейм и единый король, но еще сохранялось религиозное различие.

С прекращением Флорентийской Унии отношения между католиками и православными в Речи Посполитой изменились. Когда католичество имело своим союзником светскую власть, то оно не отличалось веротерпимостью. Сразив протестантство в Речи Посполитой в напряженной борьбе, римское духовенство, лидером которого стал орден иезуитов, приступило к пропаганде унии среди православных. Католики смотрели на православных как на раскольников Церкви, и в политической сфере католическое население обладало большими правами чем православное. Помимо всего, православная Церковь в Речи Посполитой утратила поддержку Апостольской Столицы.

Расслоение православного общества на землях ВКЛ

Образованная православная шляхта по причине общности своих классовых интересов с католической шляхтой (состоявшей из поляков и литовцев), сближалась с ней и ради приобретения политических привилегий ополячивалась и принимала латинский обряд католической веры.

Самым болезненным явлением церковной жизни было возрастающее недоверие между высшим духовенством, епископами, и мирянами, которые организовывались в братства. Высшие священнослужители были уязвлены и заявляли «Как, какой-нибудь сходке ремесленников, седельников и кожевников, неучам в вере, дать право составлять приговоры о делах Церкви!». Миряне со своей стороны были недовольны епископами, которые выглядели более светскими панами, чем духовными пастырями. Шляхта, оставшаяся верной православию, из-за отсутствия православной интеллигенции пользовалась учителями из протестантов, которые вместе с просветительской деятельностью, критиковали православие и распространяли безнравственность.

В эти годы решающее влияние на назначение киевских митрополитов стали иметь короли, главной целью которых было соблюдение государственных интересов, а не православной Церкви. Православные миряне делились в основном на три социальные группы: шляхту, горожан и крестьянство. Шляхта, находившаяся под сильным влиянием культуры эпохи Возрождения, утрачивала контакт со своим народом, со своей Церковью, находившихся по культурному уровню ниже культурного уровня шляхты. Православные горожане, будучи как сословие, в хозяйственном и правовом положении ниже шляхты, не играли в то время большой политической роли и поэтому не могли быть опорой своей Церкви, тем более, что оно было малочисленно. Крестьянство — самый многочисленный слой православных, было политически бесправно, неграмотно и бедно.

Сформировавшийся менталитет населения ВКЛ был ориентирован на согласие, а не на конфронтацию. Многие образованные общественные и государственные деятели, священники, писатели, купцы, ремесленники жили иллюзией унии, верили в возможность достижения вообще во всем христианском мире церковного согласия, конфессионального мира путём простого соединения православия и католичества. Для этого, считали они, надо сделать усилие, подняться выше своих религиозно-догматических амбиций, пойти на компромисс, тем более, что оба вероисповедания — христианские. К тому же значительная часть православных панов и шляхты, и даже мещан, была породнена с католическими семьями. Яркий пример: глава православной антиуниатской партии Константин Острожский. Его жена Софья Тарновская — католичка, сын Януш —тоже католик, дочери — замужем за протестантами Криштофом Радзивилом и Янушем Кишкой. Таким образом, надо было вернуть мир в общество, согласие в семьи, равновесие в души людей, и многие надеялись, что это сможет сделать уния.

Идея унии меду восточной и западной церквами

Слово «уния» перешло в русскую лексику из польского языка, а корень этого слова латинский. «Уния» означает «союз», «соединение», «согласие». Сама идея унии интенсивно пропагандировалась папством, западной церковью, иезуитами. Они сделали ставку не только на массовую религиозно-политическую, в том числе и униатскую, пропаганду, но и на широкую культурно-просветительскую деятельность, в первую очередь на организацию школьного и книгоиздательского дела, поддержку искусства. Ни одна магнатская фамилия, ни один шляхетский дом не остались без внимания отцов-иезуитов. Поэтому не удивительно, что к идее унии общество было относительно подготовлено.

Брестская уния 1596 года уже в своей основе создавалась исходя из элементарнейшего принципа потребительства в делах веры: в отличие от церковной иерархии, неграмотных обывателей (например, насильно загнанных в унию крепостных) мало интересовала церковная догматика, для них достаточно было сохранить только внешнюю обрядовую красоту и «благолепие». С другой стороны, в унии весьма ясно проявлялся католический формализм в понимании единства Церкви как политического подчинения всех существующих деноминаций Папе, без различия их вероучительных особенностей.

Идея церковной унии, пропагандируемая католиками, обсуждалась, конечно, среди разных слоев православной паствы. Известный покровитель Православной Церкви, престарелый князь Константин Острожский, считал, например, что уния — это возможно благоприятный выход из того состояния нравственного упадка и подавленности, в котором находились и народ, и православная иерархия. Но обсуждение условий унии, по мнению князя, должно было вестись открыто и с участием православных патриархов, в особенности, Константинопольского и Московского.

С идеей унии была связана идея церковной, а с ней и государственной независимости. Как известно, отстаивая свой суверенитет, ВКЛ противостояло имперским устремлениям, с одной стороны — феодально-католической Польши, с другой — православно-самодержавной России. Ставка делалась не только на военную силу, но и на дипломатию, религиозно-церковную политику. Определенным кругам в ВКЛ казалось, что проблему противостояния, давления как с Запада, так и с Востока можно решить путем глобального церковного компромисса, религиозного согласия между восточной и западной церковью. Но этот план оказался утопическим, так как скоро выяснилось, что Москва ни на какие — ни политические, ни религиозные — компромиссы идти не хочет. Невозможность компромисса стала очевидной в результате установления в России самодержавного строя, усиления в ее политике имперских устремлений. Больше всего напугала общество ВКЛ Ливонская война, в результате которой значительная часть белорусской территории была захвачена Московским войском.

В 1589 году была создана Московская патриархия, которая стремилась распространить свою власть и на белорусско-украинскую православную церковь. Все эти события оказали огромное влияние на политику ВКЛ, в том числе и политику религиозно-церковную.

Продолжение читайте здесь

Александр А. Соколовски

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения