В поисках Креста Евфросинии Полоцкой

В поисках Креста Евфросинии Полоцкой

Эту историю мне рассказал недавно Петр Кузьмич Кравченко. В 1990-1994 годах он был министром иностранных дел Республики Беларусь. Одним из приоритетных направлений его дипломатической деятельности являлся поиск утраченных культурных, духовных ценностей белорусского народа.

Осенью 1990 года в Нью-Йорке проходила 45 сессия Генеральной Ассамблеи ООН. В ее работе приняла участие и белорусская делегация во главе с П.К. Кравченко. В состав ее входили не только дипломаты, но и деятели культуры, искусства, среди которых известный ученый, профессор Адам Иосифович Мальдис. Перед ним была поставлена конкретная задача: начать поиски нашей бесследно исчезнувшей святыни — Креста Евфросинии Полоцкой. Где он может быть? В Америке, Европе, России или где-нибудь еще — никто не знал. Поэтому раз представилась возможность побывать в США, почему бы и не попытаться предпринять какие-то шаги.

Мальдис уже в первые недели пребывания в Нью-Йорке посетил библиотеки, музеи, архивы, провел много встреч с представителями белорусской эмиграции. Эти посещения и собранная информация дали полагать, что многие ответы на возникающие вопросы можно найти в экспозициях и запасниках музея, входящего в Фонд Моргана.

Адаму Иосифовичу удалось познакомиться и установить хороший контакт с работницей одного из отделов музея, полькой по происхождению. Она поведала ему, что в запасниках музея, скрытого от глаз людских, хранятся более 300 средневековых европейских крестов. А вдруг среди них и Крест Евфросинии Полоцкой?

Но срок командировки А.И. Мальдиса постепенно подходил к концу. Поиском утраченной реликвии пришлось заниматься самому министру. Петр Кузьмич связался с директором этого музея, официально сообщил ему о своем желании ознакомиться с экспозицией, правда, (пришлось применить дипломатическую хитрость) не крестов, а средневековых книжных миниатюр. Директор дал согласие, и вскоре П.К. Кравченко оказался в Фонде Моргана.

По традиции Кравченко подарил директору белорусские сувениры, завязался разговор.

" В ненавязчивой беседе, — вспоминает Петр Кузьмич, — факт существования коллекции крестов подтвердился. Но ее описания и классификации в музее не было.
— Знаете, господин директор, — сказал я, — мы с удовольствием могли бы помочь вам в этом деле, поскольку разыскиваем одну из наших национальных реликвий — Крест святой Евфросинии, жившей в XII веке. Есть ли у вас предметы прикладного искусства той поры? — спросил я уже напрямик.

Ответ был неопределенным — вроде, «трудно сказать». Тогда я достал цветной фотоснимок Креста и свое письмо-запрос на имя собеседника о вероятном нахождении святыни в музее Фонда Моргана. На лице директора отразилось явное замешательство. Думаю, не столько из-за моего вопроса, сколько из-за высокого качества фотографии. Она была сделана представителями нашей эмиграции с литографии XIX века. Но ее можно было расценить, как сделанную недавно и непосредственно с оригинала.

Воцарилось неловкое молчание — директор понял, наконец, истинную цель моего визита. Уже вставая, я спросил его, когда можно ждать ответа.

— Нам понадобится не более двух недель, чтобы установить, есть ли в запасниках то, что вы ищите, господин министр, — сухо ответил директор "

Но ответ он ни по прошествии двух недель, ни позже не дал. Тогда Кравченко пошел на рискованный для себя шаг. Он пригласил несколько влиятельных американских журналистов и рассказал им всю эту историю с Фондом Моргана. Почему для министра иностранных дел Республики Беларусь это было риском? А разве не риск тягаться с самим Морганом? Тем более, что после этой встречи в прессе появилось ряд публикаций, которые в определенной степени оказали давление на семейство знаменитых миллиардеров. В этих статьях, конечно, не утверждалось, что Крест Евфросинии Полоцкой находится у Морганов, но высказывалось мнение, что затягивание с ответом косвенно это предполагает.

Складывалась пикантная ситуация, в которой не исключалась возможность подачи Морганами искового заявления в суд. Петру Кузьмичу многие предлагали срочно подыскать хорошего адвоката.

Развязка наступила только в декабре, когда в газете «Нью-Йорк таймс» появилось интервью белорусского министра по всем этим вопросам. К тому же П.К.Кравченко встретился с редактором специализированного журнала по поиску пропавших культурных ценностей «Ифар» Констанцией Розенталь, которая потом недвусмысленно дала понять Морганам, что дальнейшее промедление с ответом явно не пойдет им на пользу.
— И вот, в моих руках долгожданный ответ, — говорит Петр Кузьмич.- Но, увы, в нем утверждается, что Крестом Евфросинии Полоцкой музей Фонда Моргана не располагает. Все мы, конечно, были разочарованы. Однако, в письме ощущалась какая-то недосказанность.

Настораживала и непонятная задержка с ответом. Так что, даже сегодня я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что Креста Евфросинии Полоцкой в Фонде Морганов нет.

Но на этом поиски не закончились. К ним министерство иностранных дел решило подключить «Интерпол». Весной 1991 года по инициативе Петра Кузьмича Кравченко сюда была подана официальная заявка на поиск Креста Евфросинии Полоцкой, которая 26 июня 1991 года была зарегистрирована под № 34-1130 в компьютерном центре «Интерпола» в г. Лионе (Франция).

Все это свидетельствует, о том, сколько препятствий надо преодолеть, чтобы добыть какие-нибудь сведения об исчезнувших реликвиях, найти и вернуть их на родину.

Продолжение следует.

Александр Медельцов

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения