Через исповедь к покаянию

«Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие» (Мф. 4, 17).

В начале церковного пути верующий чувствует потребность в исповеди. Приходя на исповедь, очень важно видеть свой грех. И ещё важно помнить, что нашу исповедь принимает Господь, священник же является от Бога установленным совершителем Таинства Покаяния и нашим помощником в этом деле. Перед тем как отправиться на исповедь, нужно побыть в уединении, помолиться Богу, что бы Он освятил тайные уголки нашей души. Если мы не побоимся заглянуть в собственное сердце и будем откровенны с самими собой, то увидим бездну своих грехов.

«Исповедь — ключ от Царства Небесного», сказал один современный афонский подвижник. Исповедь единственное средство для избавления от уже совершенных грехов. В ней же мы черпаем духовные силы, чтобы бороться с грехами и в будущем. Грех — это все, в чем мы разошлись с волей Божией в своих поступках, в словах и в мыслях. «Все мы, человеки, — пишет святитель Игнатий, — находимся больше или меньше в самообольщении, все обмануты, все носим обман в себе».

Все мы, следовательно, должны измениться, — покаяться. «Покаяние» в буквальном смысле означает «изменение» души или, точнее, ума. Покаяние должно затронуть и дела человека — оно должно стать изменением жизни. Когда мы каемся, наши усилия соединяются с Божией силой, мы и сами стараемся быть Ему верными, и просим с полной верой о помощи, и получаем ее. Все решает не то, кем мы были до встречи с Ним. Важнее другое — есть ли в нас покаяние, то есть воля к тому, чтобы дать Богу место действовать в нас.

Есть рассказ в жизни святого Антония Великого о том, как он отчаянно боролся с искушением, боролся так, что наконец в изнеможении упал на землю и лежал без сил. И вдруг перед ним явился Христос. Не имея даже сил подняться, Антоний говорит: «Господи, где же Ты был, когда я так отчаянно боролся?» И Христос ему ответил: «Я стоял невидимо рядом с тобой, готовый вступить в бой, если бы только ты сдался. Но ты не сдался — и победил».

Исповедь — важнейшая часть покаяния. То, как мы исповедаемся, очень мало зависит от наших знаний, способностей или воспитания. Хорошая исповедь бывает у тех, кто действительно хочет расстаться с грехами, учили их этому или не учили. Должно быть исповедано все, в чем мы согрешили. Исповедь должна быть не только искренней, но и подробной. Для этого нужно все обдумать и вспомнить заранее. Приготовление к исповеди — не в том, чтобы возможно полно вспомнить и даже записать свой грех, а в том, чтобы достигнуть того состояния сосредоточенности, серьезности и молитвы, при которых станут видны ясно наши грехи.

Плач о грехах заповедан нам Господом. Блаженны плачущие, ибо они утешатся(Мф. 5, 4). Но они утешатся не потому, что одних слез достаточно. Где боль о грехах, там и желание с ними расстаться. Чем меньше грубых грехов, тем глубже становится исповедь. Если грехи наиболее тяжкие уже исповеданы и не повторялись, — это только начало. Общий вес так называемых «мелких» грехов во много раз больше, чем грехов смертных. Один большой камень легче сбросить с горы, чем мешок, наполненный мелкими камешками. Но и «невыносимое по своему свойству может сделаться легким, — говорит св. Иоанн Златоуст, —если мы примемся за него с охотою». Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). И если мы не разглядим в себе грехи малозаметные и не будем в них каяться, они отзовутся унынием, черствостью и затем приведут нас к новым падениям.

«Ни одна добродетель не выше покаяния, — пишет св. Исаак Сирин, — потому что дело покаяния никогда не может быть совершенно. Покаяние всегда прилично всем — грешникам и праведникам, — желающим улучить спасение. И нет предела усовершенствованию, потому что совершенство и самих совершенных есть подлинно несовершенно. Потому-то покаяние до самой смерти не определяется ни временем, ни делами...»

Лучшая подготовка — вспоминать каждый день понемногу. «Кто запрещает тебе самому, — говорит о. Иоанн (Крестьянкин), — внимательно подумать заранее о своей жизни, приготовляясь к Исповеди в течение нескольких дней говения, чтобы было, в чем каяться... Дома, пред Лицем Господа, надо продумать свою жизнь и именно свои частные нарушения воли Божией. Проверить себя: соответствует ли все мое поведение тому, что требует от меня Господь, как от христианина. Приучишь себя к такой проверке, тогда откроется тебе такая бездна грехов в твоей душе...»

Подробнее пишет об этом св. Феофан Затворник:

«Войдемте же в себя самих, и начнем перебирать, что есть в нас. Вмешательство в это дело какого-либо стороннего лица неуместно и совсем невозможно. Войти в вас и разобрать дела вашей совести никто не может, кроме вас самих, и извольте это сделать... Чтобы хорошо себя рассмотреть, нужно обратить внимание на три стороны нашей деятельной жизни — на дела, единичные действия (мысли, слова, поступки), совершенные в определенном месте при определенных обстоятельствах; на сердечные расположения..., под делами скрытые, и на общий дух жизни».

Чем дольше мы не исповедаемся, тем хуже помним грехи. Конечно, можно хорошо каяться и после больших перерывов, а у многих и самая первая исповедь бывает не только искренней, но и глубокой. Но трудно сохранить этот добрый настрой, если мы исповедаемся, когда придется. Лучше всего готовятся те, кто приступает к исповеди не каждый день, но и не реже одного раза в месяц. Еще легче собраться с мыслями, если мы исповедаемся через 2 — 3 недели. Все зависит, конечно же, от желания расстаться с грехами. Но при регулярной, внимательной исповеди это желание укрепляется. Аще что скрыеши от мене, — говорится в последовании Таинства исповеди, — сугуб грех имаши. «Сугуб» — значит «вдвойне»; утаенный грех становится еще тяжелее. Кто не хочет расстаться с грехами, тот в них и умрет, а тем, что мы не стыдились грешить, но стыдимся свои грехи исповедать, мы ввергаем себя в тоску, уныние и различные внешние скорби.

На исповеди необходимо говорить прямо и как можно яснее. Мы должны называть грехи на исповеди так же конкретно, как нам бы назвали их на Суде. Тогда на Суде и не придется их слушать.. Мы каемся перед Богом в грехах, а не в видах греха. Мы оскорбляем Бога грехами, а не тем, как они называются. Мы просим у Бога прощение на исповеди за поступки, слова и дурные помыслы. За них-то Он нас и прощает, но только когда мы в них исповедаемся. Прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, — гласит разрешительная молитва. От всех исповеданных ними грехов, если, конечно, они были рассказаны.

Св. Феофан Затворник пишет об этом:

«Замечаете также, что на исповеди читаете написанные в тетради грехи... Верно, вы пишете общие грехи, в которых кто не грешен? А вы записывайте дела. Например, не пишите: я вздорлива, а запишите дело, в котором обнаружилась вздорливость. Так, сестра сказала слово неприятное, я рассерчала и побранилась. Еще: приглянулось мне лицо одного человека, и впечатление это осталось (лиц не сказывать). Так и о всем».

Исповедь должна быть подробной настолько, чтобы священник понял суть дела. И наоборот, все, что не помогает понять, в чем вы каетесь, будет излишним. Долгая речь не всегда содержательна. Чем меньше лишних слов — тем лучше Когда исповедь бывает затянута, это не значит, что мы лучше каемся. Скорее, мы просто хуже готовы или чересчур влюблены в себя. Паузы и отступления несут на себе печать эгоизма, небрежного мышления. Если мы сочли нужным написать свою исповедь, чтобы священник сам ее прочитал, необходимо писать именно исповедь, а не что-либо другое. Не надо под видом исповеди изливать свои чувства — это разные вещи.

Чем наша исповедь будет короче при том же содержании, тем будет лучше, — и для тех, кто за нами ждет своей очереди, и для священника, и, конечно, для нас. Просить прощения и рассуждать — далеко не одно и то же. Рассуждая вместо того, чтобы каяться, мы ставим себя несколько выше, чем следует ставить себя человеку, который просит прощения в грехах. А когда мы приходим на исповедь в уповании на милость Божию в осознании того, что мы без Бога — ничто, мы будем каяться без рассуждений.

«Не советовал бы я вам, — пишет святитель Игнатий Брянчанинов, — входить в подробное и тонкое разбирательство грехов и греховных качеств ваших. Соберите их все в один сосуд покаяния и ввергните в бездну милосердия Божия. Тонкое разбирательство грехов своих нейдет человеку, ведущему светскую жизнь: оно будет только ввергать его в уныние, недоумение, смущение... Грехи, соделанные словом, делом, сложением помышлений, должно сказать на исповеди отцу духовному, а в тонкое разбирательство духовных качеств, повторяю, не должно светскому человеку пускаться: это ловушка, ставимая ловителем душ наших. Познается же она по производству в нас смущения и уныния, хотя по наружности и облечена в благовидность добра.»

Самооправдание — первый враг исповеди. Оно страшнее, чем страх перед тем, что священник плохо о нас подумает. В нем больше лукавства, чем в утаивании грехов от стыда. Необходимо брать на себя всю вину и ответственность за все, в чем мы каемся. Нет такого греха, который не будет прощен, если мы будем в нем каяться. «Сказываю вам, — говорит Господь, — что на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии»(Лк. 15, 7). «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною»(Откр. 3, 15–16, 19–20).

А. Соколовский

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения