Создатель Русской Палестины - архимандрит Антонин (Капустин)

Создатель Русской Палестины архимандрит Антонин (Капустин)

Имя архимандрита Антонина (Капустина Андрея Ивановича; 1817-1894), выдающегося ученого, византиниста и востоковеда, археолога, археографа и нумизмата, входит в золотой фонд истории Русской Церкви, науки и культуры. Настоятель русских посольских церквей в Афинах (1850-1860) и Константинополе (1860-1865), начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1865-1893) — более сорока лет отдал служению интересам Православия на Востоке.

Архимандрит Антонин (Капустин) родился 1817 году в семье потомственного священника и был назван Андреем. В девять лет отец Андрея определил его в местное духовное училище, где, как он сам потом вспоминал,

«вдоволь отведал розг, латыни и березовой каши»

После училища Андрей поступил в духовную семинарию, где на должности ректора был его дядя — архимандрит Иона. В семинарии раскрылись многие таланты Андрея, и особенно его склонность к греческому языку.

Впоследствии, уже будучи архимандритом, он признавался: «Я часто ловлю себя на том, что невольно думаю по-гречески». Многие греки отмечали, что архимандрит Антонин знает греческий язык, как ни один природный грек.

Кроме любви к греческому, интересы Андрея были очень разносторонними. Так однажды ректору донесли, что его племянник завел себе трубу-телескоп и в ясные ночи тайком забирается с ней на крышу. Вызванный к ректору, Андрей отрицать ничего не стал и честно признался, что давно уже питает слабость к наблюдательной астрономии.

Дядя сурово нахмурился: «Дурь это всё! — сказал он. — Ты не телесные очи в небо вперяй, а духовные... Царства Божия в стекляшки не высмотришь!»

Кроме всего прочего, Андрей и рисовал, и играл на гуслях, и писал стихи.

Закончив семинарию, Андрей Капустин поступил в Киевскую духовную академию. После окончания он остался преподавать в ней. В ней же постригся в монашество с именем Антонин.

«Моя жизнь, — сообщал он близкому другу вскоре после пострига, — несколько изменилась, хотя, к сожалению, не радикально... Живу, как и прочие наши иеромонахи: пью, ем, сплю, иногда молюсь, часто читаю, еще чаще пишу и всегда грешу...»

По-настоящему радикально жизнь его изменилась в 1850 году, когда он был назначен на должность настоятеля русской посольской церкви в Афинах.

Уже в самом начале своего пребывания в Греции молодой иеромонах Антонин писал в своем дневнике:

«Не могу устоять против влекущей силы древности. Встречаясь с нею где бы то ни было, я точно вижу колыбель свою... Я вдруг осознал, что прежние тридцать лет моего ученичества и учительства, семинарских розог и академических штудий были лишь предуготовлением к тому главному, которое непременно должно состояться где-то здесь, на Востоке, на землях когда-то единой православной Вселенной...»

Прошло десять лет, и не ведомый никому «ученый монах» сделался среди русских и греческих византологов личностью известной и уважаемой. Четыре научных общества избрали его своим действительным членом, его книга о древних афинских надписях произвела в научных кругах России и Европы подлинную сенсацию, его статьи переводились на многие языки. И до сих пор труды его являются ценнейшим источником сведений по археологии и истории.

Уже архимандритом отца Антонина переводят сначала в Константинополь в посольскую церковь, а затем назначают временно заведующим Русской духовной миссией в Иерусалиме.

Главным подвигом жизни архимандрита Антонина стало создание Русской Палестины — целой инфраструктуры храмов, монастырей, паломнических приютов и земельных участков. Став начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, о. Антонин изучал библейские древности, покупал участки земли, связанные с теми или иными Ветхозаветными или Новозаветными преданиями, строил дома для паломников и церкви.

В то время Миссия терпела множество нестроений. Руководство над ней было яблоком раздора между Синодом, Министерством иностранных дел, Русским палестинским комитетом и Иерусалимской патриархией.

Не знал отец Антонин, что его «временное» назначение затянется почти на 30 лет и станет последним и главным делом его жизни. Благодаря замечательным качествам своего характера, обаянию и уму он не стал очередной жертвой интриг, а сумел примирить и расположить к себе все противоборствующие стороны. Не обошлось и без завистников, которые обвиняли архимандрита во многих грехах, писали кляузы и разные небылицы.

Однако, природный юмор не давал унывать отцу Антонину и помогал направлять свою деятельность на то, что могло бы действительно принести пользу Церкви, Отечеству и исторической науке.

Самой первой покупкой отца Антонина стал участок со знаменитым Мамврийским дубом возле которого праотец Авраам принимал Бога в образе трех странников. Именно этот дуб стал непременной частью всех Троических икон.

Затем были приобретены вершина Елеонской горы, место вознесения Спасителя, и участок земли евангельской «Горней», где произошла встреча Пресвятой Богородицы с праведной Елисаветой, и участок в Яффе, который получил название «Золотой жемчужины Миссии» за красоту садов, и имения под Вифлеемом, в Тивериаде, на Иордане, в Силоаме, в Назарете, в Кане Галилейской... Около 40 участков общей площадью 50 гектар и стоимостью до миллиона рублей золотом.

«Я, — писал архимандрит, — ограничился одним, чисто паломническим значением своей Миссии и нашел способ путем территориальных приобретений поставить ее крепче.., чем когда бы то ни было в другое время».

Неоценим вклад архимандрита Антонина в дело прославления русского имени на Востоке. Побывавшие в Св. Земле поражаются всему тому, что сделано в течении столь краткого времени волей, умом и энергией этого человека.

Величественные русские храмы, в которых совершается славянское богослужение, обширные и хорошо оборудованные приюты и подворья, в которых паломник находит отдых и гостеприимство, участки земли с богатой растительностью и необходимыми постройками и, наконец, памятники древней библейской истории и археологии и и все это, рассеянное по всей Палестине от Тивериадского озера до Хеврона, от Яффы и до Иордана — всё создал и собрал Архимандрит Антонин для Русской православной церкви.

«Только ему одному, его твердости, его настойчивости Православная Россия обязана тем, что стала твердою ногою у Святого Гроба», — сказал о нем создатель Палестинского Общества В. Н. Хитрово

Именно ему мы обязаны и тем, что сегодня имеем возможность видеть и «судные врата», через которые проходил Спаситель, когда Его вели на Голгофу, и многочисленные базилики времен императора Константина. Его сочинения, регулярно выходившие в российской печати, монографии, дневники, его библиотека и музей говорят о неординарном человеке, достойном представителе русского богословия и русской науки.

Архимандрит Антонин (Капустин) скончался в 1894 году. Его похоронили «в самой близости к небу» — на Елеонской горе. Более 40 лет он прожил вне пределов России, но все его труды были направлены к прославлению своей родины.

Перед смертью он завещал: «Все приобретенные на мое имя земельные участки в Палестине... оставляю в собственность Синода, если же таковой перестанет существовать, то земли эти делаются достоянием всех православных русских людей».

Подготовил Александр А. Соколовский

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения