Будет ли канонизирован Франциск Скорина?

Будет ли канонизирован Франциск Скорина?

В 2013 году был образован Международный общественный организационный комитет по канонизации Франциска Скорины. Идея канонизации принадлежала бывшему министру иностранных дел Республики Беларусь Петру Кузьмичу Кравченко. По его мнению, причисление Скорины к лику святых должно завершить большой комплекс мероприятий, которые проводились в рамках 500-летия нашего выдающегося белорусского гуманиста, ученого, первопечатника по увековечению его памяти.

За это время по инициативе и с непосредственным участием П.К. Кравченко был установлен памятник Скорине в Праге, где в 1517 году он издал Библию, мемориальные доски в Краковском и Падуанском университетах, где он учился. Петром Кравченко было написано ряд статей о Скорине, опубликованных в белорусских, российских, чешских, польских, итальянских газетах и журналах. В 1999 году в Минске вышла его книга «Абраннікі вечнасці». Поэтому нет ничего удивительно, что этот организационный комитет возглавил именно П.К. Кравченко.

Но начиналось все задолго до образования оргкомитета, еще в конце 80-х — начале 90-х годов, характерных пробуждением, демократизацией общества, перестройкой.

Тогда для Церкви открылись широкие возможности развития и сотрудничества с государственной властью. Это особенно наглядно проявилось, когда Белорусскую Православную Церковь возглавил Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси. Началось бурное строительство православных церквей, обновление всей церковной жизни...

— Личность Филарета, молодого, энергичного, высокообразованного, с приятной внешностью и неповторимым, я бы даже сказал, «торжественным» голосом, сразу же покорила не только православных верующих, но и всех жителей республики — рассказывает П.К. Кравченко. — Я помню, какое огромное впечатление произвел Владыка Филарет на Нину Сильвестровну Нерад — секретаря Минского горкома партии (я в то время был заведующим отделом науки и учебных заведений горкома), убежденную атеистку, которая посетила Свято-Духов кафедральный собор, чтобы посмотреть, что там происходит. Это не был какой-то там «партийный контроль» над Православной Церковью, а просто ее личное желание увидеть и услышать, прибывшего из Москвы, нового главу Белорусской Православной Церкви.. Нина Сильвестровна была в полном восторге от Филарета! Она взахлеб рассказывала о Владыке, такого восхищения я на протяжении всего времени работы с ней не слышал.

С тех пор он и сам желал встретиться и лично познакомиться с Митрополитом Филаретом. Но это произошло уже несколько позже, в начале 1989 года. К этому времени он стал секретарем Минского горкома КПБ и, в числе прочих многочисленных вопросов, отвечал за связи с общественными и религиозными организациями. Состоялся очень заинтересованный разговор, главной темой которого было отношения власти и Церкви. Говорилось о том, что мы используем те же христианские идеалы, только в разных формах. Поэтому отчуждение между нами надо преодолевать, и перестройка в стране только этому способствует.

— От Владыки шла какая-то аура благожелательности, луч доброты, искренности, теплоты. — вспоминает Петр Кузьмич. — Я сразу понял, что это совершенно открытый человек, которому можно верить и доверять. Отбросив, полагающийся при встрече с высоким лицом, официальный тон, я с первых же минут установил с ним откровенный, можно даже сказать, дружеский контакт.

Потом Петр Кузьмич встречался с Митрополитом Филаретом много раз — и будучи секретарем Минского горкома КПБ, и министром иностранных дел, и после выхода в отставку.

И вполне естественно, первый к кому обратился Кравченко по вопросу канонизации Скорины, был, конечно же, Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси. Эта встреча состоялась в апреле 1992 года. Но как только зашла речь о причислении Скорины к лику святых, Владыка тут же отреагировал с определенной долей возмущения: «Да Вы что? Он же еретик!».

— Я еще тогда не знал многие страницы биографии Франциска Скорины, особенно касающиеся его вероисповедания, — продолжает свой рассказ Петр Кравченко. — Мне было известно, что его отец, Лукаш Скорина, был с рождения православным, сыну своему дал христианское имя Георгий. Конечно, я догадывался, что Скорина перешел в другую веру (вряд ли, православный мог учиться в Кракове и Падуе, хотя все могло быть!) но документальных подтверждений этого у меня не было. И я спросил у Филарета: «А в чем проявляется этот еретизм?» Владыка сказал несколько слов, и я понял, что пока у меня не будет веских доказательств в пользу канонизации Скорины Белорусской Православной Церковью, поднимать этот вопрос бесполезно.

— А еретизм, оказывается, проявляется в том, что Скорина при издании Библии использовал вульгату (латинский перевод Священного Писания), что осмелился в ней давать комментарии, пояснения, приложения, где содержатся разного рода сведения из светских наук и т.д. Известны также, правда, неподтвержденные, сведения, что по велению высшего духовенства книги Скорины в Москве сжигались на костре — своеобразное аутодафе — о чем писал белорусский ученый — эмигрант Витовт Тумаш. Я вспомнил также и о том, что Скорине приписывают якобы использование в изданной им Библии масонской символики, на что косвенно намекал ученый Гай Пикарда в одной из своих статей по графике в скориновской Библии. Все это как-то сразу пронеслось у меня в голове. Может и об этом знает Митрополит Филарет? Чуть позже, на одном из мероприятий, куда я был приглашен, вновь состоялся разговор с Владыкой на эту тему, но нового в его понимании вопроса я не услышал.

А вскоре были обнаружены свидетельства того, что вся семья Лукаша Скорины в 1498 году, когда Франциск уже был в зрелом возрасте, приняла католическое крещение в полоцком костеле бернардинцев, который носил имя святого Франциска.

Выходит, прав был Владыка Филарет, отказывая Кравченко в православной канонизации Скорины. Однако секретарь оргкомитета по канонизации Скорины доктор филологических наук, профессор Адам Мальдис, все же не согласился с позицией Белорусской Православной Церкви, что дало основание для комментарий ее официального представителя.

«Белорусская Православная Церковь не видит достаточных оснований для того, чтобы поддержать идею ряда белорусских ученых о канонизации просветителя Франциска Скорины. —отметил председатель Синодального информационного отдела Белорусского Экзархата, кандидат богословия протоиерей Сергий Лепин. — Профессор Мальдис утверждает, что по правилам тех времен католическое крещение не отменяло предыдущего православного, и к вопросу канонизации Скорины должны присоединиться все христианские конфессии.
На самом деле сегодня мы не располагаем достаточными свидетельствами о вере и святости жизни Скорины. Конечно, я буду очень рад, если благодаря трудам белорусистов выяснится, что всю свою жизнь Скорина хранил православную веру, явил нам образец исполнения заповедей, усердно послужил делу распространения Православия, творил чудеса... Тогда мы сможем уже осмысленно вернуться к вопросу о его канонизации»

Вместе с тем председатель Синодального информационного отдела высказал сомнение в том, что светское ученое сообщество может компетентно судить о святости того или иного человека и настаивать на его канонизации.

«Профессор Мальдис, — говорит он, — свои доводы основывает также на погрешностях в понимании принципиальных для данной проблемы канонических вопросов. Во-первых, если допустить, что Скорина был действительно перекрещен, то это значит две вещи: что его предыдущее Крещение признано недействительным, и то, что он отрекся от Православия (если он был до этого православным). Ни Католичество, ни Православие не допускает «двойного гражданства».

Убедившись в том, что Белорусская Православная Церковь не настроена на канонизацию Скорины, П.К. Кравченко решает обратиться к главе Римско-Католической Церкви в Беларуси, архиепископу Тадеушу Кондрусевичу, митрополиту Минско -Могилевскому. Но и здесь разговора по существу вопроса не получилось, тем более, у Петра Кузьмича на тот момент не было достаточных свидетельств крещения Скорины в католичество.

Прошло какое-то время и у Кравченко появились сведения, которые подтверждали католическое вероисповедание Скорины. Так как Тадеуш Кондрусевич не проявил особого желания рассматривать вопрос о канонизации, возникла мысль написать письмо и встретиться с папским нунцием в Республике Беларусь Клаудио Гуджеротти. 31 октября 2014 года такое письмо за подписью председателя оргкомитета П.К. Кравченко (православного), секретаря А.И.Мальдиса (католика) и 5 членов комитета (разного вероисповедания), было отправлено архиепископу, апостольскому нунцию в Республике Беларусь К. Гуджеротти.

В нем выражается просьба оказать организационному комитету необходимую помощь в канонизации Скорины и приводятся аргументы, свидетельствующие о том, что он был католиком:

  1. Як сведчаць крыніцы, на якія абапіраўся гісторык ордэна бернардзінцаў К. Кантак, уся сям’я Лукаша Скарыны, бацькі першадрукара, прыняла хрост у 1498 годзе ў полацкам касцёле бернардзінцаў, які насіў імя святога Францішка. Называючы сябе так, а таксама (часцей за ўсё) Францыскам, вялікі Асветнік падкрэсліваў сваю далучанасць да каталіцкага веравызнання і беларускага этнасу.
  2. Там жа, у полацкіх бернардзінцаў, Францыск Скарына атрымаў бліскучую адукаванасць, дасканалае веданне лацінскай мовы, якія дазволілі яму за два гады закончыць Кракаўскі універсітэт, а потым стаць доктарам Падуанскага універсітэта, выкарыстоўваць тэксты, пісаныя вульгатай, пры перакладзе Бібліі.
  3. Пішучы прадмовы і пасляслоўі да перакладаў Бібліі, адрасаваныя свайму, праваслаўнаму "люду паспалітаму", Скарына шырока і з веданнем выкарыстоўваў як усходнюю, так і заходнюю патрыстыку, лічыў сябе найперш хрысціянінам, выказваў ідэі, блізкія пазнейшаму ўніяцтву.
  4. Толькі будучы католікам, Скарына мог стаць сакратаром біскупа Яна, знаходзячыся ў Вільні у 1520-я гг.
  5. У Вільні ж Скарына ажаніўся з каталічкай, удавой свайго сябра таго ж веравызнання.
  6. Аказаўшыся пазней у Празе Чэшскай, Скарына супрацоўнічаў і сябраваў з канонікам Вышаградскага кафедральнага касцёла ў імя Святога Віта Янам з Пухава, пражываў у яго доме разам з сынам, якому даў тое ж імя Францішак.

Вскоре состоялась встреча нунция с Петром Кравченко. Доводы оргкомитета Гуджеротти посчитал заслуживающими внимания, заверил, что можно рассчитывать на его поддержку и суть обращения он передаст в Ватикан.

— В декабре этого же года я был приглашен на прием в посольство Японии в Беларуси. На нем присутствовал и Тадеуш Кондрусевич.— говорит Петр Кузьмич. — Я подошел к нему, рассказал о встрече с Гуджеротти и его благожелательном отношении к идее канонизации. Ответ архиепископа Кондрусевича был столь же скептический, как и при первой встрече. Гуджеротти, сказал он, всего лишь нунций, посол, но это не Ватикан, а я часто там бываю, встречаюсь с кардиналами, и у меня совершенно другое мнение. Да и дело это очень сложное, почти тупиковое. Сама процедура канонизации может занимать годы, десятилетия, а вы в обращении написали, что идеальный вариант 2017 год — 500- летие издания скориновской Библии. К тому же, Скорина в своей жизни не творил чудеса, а это одно из важнейших условий канонизации. В завершении он вновь стал говорить об отсутствии четких доказательствах его католического вероисповедания.
Слова главы Белорусской Католической Церкви у Кравченко сразу же вызвали возражения . В ответ, в качестве примера, он назвал великих славянских просветителей Кирилла и Мефодия, которых канонизировали не за то, что они совершили чудеса, а за их жизненный подвиг. А затем привел аргументы в пользу католичества Скорины, о которых он сообщал Гуджеротти. Закончив их перечисление, Петр Кузьмич спросил:
— Скажите, пожалуйста, Ваше Высокопреосвященство, мог ли православный быть секретарем у католического бискупа?
— Да, наверное, Скорина действительно был католиком, — задумчиво ответил Тадеуш Кондрусевич.

Однако прошло более года, но ни от Ватикана, ни от Белорусской Римско-Католической Церкви так и не последовало никакого официального разъяснения позиции по канонизации Франциска Скорины.

Обращался оргкомитет и к руководству Греко-Католической Церкви (униатской) в Беларуси.

Первая реакция главы этой Церкви апостольского визитатора для греко-католиков Беларуси архимандрита Сергея Гаека о канонизации Франциска Скорины была благожелательной. Но вскоре, в интервью Ватиканскому радио, он заявил: «Наша церковь столь же рьяно хочет выяснить историческую правду о Франциске Скорине, как и историки, занимающиеся этим вопросом. Более того, мы хотели бы убедиться в том, что ученый был глубоко верующим человеком. И это в данном контексте самое важное. Вопрос канонизации — это совсем другая история. И здесь общественный комитет не до конца компетентен, хотя может молиться в интенции канонизации. Но это дело Церкви и канонического процесса, причем очень сложного, и сегодня слишком рано говорить, насколько жизнь и дела Скорины позволяют вообще начать этот канонический процесс».

Одним словом, вопрос канонизации Франциска Скорины не решен и пока не просматриваются его перспективы. Франциск Скорина, без всякого сомнения, выдающаяся личность, но решать вопрос о канонизации, на мой взгляд, должна та Церковь, веру которой он принял.
В то же время заслуживает уважения и внимания точка зрения П.К. Кравченко:

— Несмотря на все сложности, — считает Петр Кравченко, — я не сомневаюсь, что рано или поздно идея канонизации пробьет свою дорогу, и Франциск Скорина станет не только великим просветителем, гуманистом, ученым, но и почитаемым белорусским святым, наряду со святой преподобной Евфросинией Полоцкой, духовной покровительницей Беларуси. Канонизация Скорины — это огромный импульс в консолидации белорусской нации. Франциск Скорина дорог всем белорусам, независимо от их вероисповедания. Поэтому мы и обратились ко всем христианским конфессиям рассмотреть этот вопрос, причем, не келейно, а с широким участием общественности, ученых, простых верующих. И не важно, кто его инициировал, главное обратить на него внимание, вызвать людей на обсуждение этой идеи, понять, насколько она важна для общества и Церкви. Мы прекрасно понимаем, что на это благое дело уйдет не один год, может десятилетия, но кто-то же должен дать какое-то начало, пусть даже в виде предложения, какое и сделал Международный общественный организационный комитет по канонизации Франциска Скорины. А как решит каждая из Церквей, покажет время.

Александр Медельцов
Член Союза писателей Беларуси

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения