Русская Церковь и Лев Толстой: история противостояния

Русская Церковь и Лев Толстой: история противостояния

В истории русской литературы нет темы более драматичной и печальной, чем отлучение Льва Толстого от Церкви. История с отлучением Толстого по-своему уникальна и трагична.

Ни один из русских писателей, сравнимых с ним по силе художественного дарования, не противопоставлял себя Православию, Русской Церкви. Более того, практически вся русская классическая литература XIX века создана православными христианами. На этом фоне конфликт Льва Толстого с Русской Православной Церковью выглядит двояко: с одной стороны: один из величайших отечественных писателей, автор, при жизни ставший классиком, а с другой — единственный из наших литераторов, отлученный от Церкви.

Анафема?

В Определении Синода Русской Православной церкви граф Толстой назван «лжеучителем», проповедующим «ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской», который, «ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из Таинств — святую Евхаристию.

Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею». Вместо слова «Анафема» в Определении Синода употреблены выражения «отторг себя сам от всякого общения с Церковью Православной», «отпадение его от Церкви».

Однако, официально ни в одном из храмов Российской империи анафема Толстому не провозглашалась. Все было проще: газеты опубликовали Послание Священного Синода. Вот его полный текст:

Божией милостью
Святейший Всероссийский Синод верным чадам православныя кафолическия греко-российския Церкви о Господе радоватися.
Молим вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры, кроме учения, ему же вы научитеся, и уклонитеся от них (Римл. 16:17).

Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть ее и поколебать в существенных ее основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живого. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви Святой, которая пребудет не одоленною вовеки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой.

Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь Святая.

В своих сочинениях и письмах, в множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует с ревностью фанатика ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного Живого Бога, во Святой Троице славимого, создателя и промыслителя Вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа — Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человек и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает божественное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы, Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святого Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отверг себя сам от всякого общения с Церковью Православной.

Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем перед всею Церковью к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.

Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердный Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь.

Подлинное подписали:
Смиренный АНТОНИЙ, митрополит С.-Петербургский и Ладожский.
Смиренный ФЕОГНОСТ, митрополит Киевский и Галицкий.
Смиренный ВЛАДИМИР, митрополит Московский и Коломенский.
Смиренный ИЕРОНИМ, архиепископ Холмский и Варшавский.
Смиренный ИАКОВ, епископ Кишиневский и Хотинский.
Смиренный ИАКОВ, епископ.
Смиренный БОРИС, епископ.
Смиренный МАРКЕЛ, епископ.

2 февраля 1901

Итак, Русская Православная Церковь в своём обращении просто констатировала очевидный факт: великий русский писатель, граф Лев Николаевич Толстой перестал быть членом Православной Церкви.

Ответ Толстого

Сам Толстой на своё отлучение и определение Священного Синода, 4 апр. 1901 г. написал ответ, который был также опубликован во всех русских газетах. В нём, он, в частности, пояснял:

«...То, что я отрекся от Церкви называющей себя Православной, это совершенно справедливо.
...И я убедился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же — собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающего совершенно весь смысл христианского учения.
...Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей и мертвое мое тело убрали бы поскорее, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым.
...То, что я отвергаю непонятную Троицу и басню о падении первого человека, историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо
...Еще сказано: „Не признает загробной жизни и мздовоздаяния“. Если разумеют жизнь загробную в смысле второго пришествия, ада с вечными мучениями/дьяволами и рая — постоянного блаженства, — совершенно справедливо, что я не признаю такой загробной жизни...
...Сказано также, что я отвергаю все таинства... Это совершенно справедливо, так как все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о Боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия...»

Таким образом из сказанного следует, что у Льва Николаевича к определению Священного Синода претензий не было. Были претензии лишь к формальной стороне.

Толстой сомневался в каноничности этого определения с точки зрения церковного права. Иначе говоря, Лев Николаевич был уязвлен именно тем, что о его отлучении не было громогласно объявлено со всех кафедр Русской Православной Церкви. Святой Иоанн Кронштадский писал о Толстом «труп зловонный, гордостью своею посмердивший всю землю».

Но сами воззрения Толстого в корне и сути не совпадали с Православным вероучением. Со стороны Церкви он получил всего лишь подтверждение этого различия. До самой смерти Толстой не был окончательно уверен в правильности избранного им пути конфронтации с Церковью.

И в этой своей раздвоенности Лев Николаевич действительно глубоко несчастен и заслуживает самого искреннего сочувствия. Но повинен в этом лично он сам, и никто более, о чём свидетельствуют факты его жизни.

Еще когда Л.Н. Толстому было 27 лет, он задумывал создание новой веры, о чем он писал в своих дневниках той поры. А в преклонных годах, почувствовав, что близок к этой цели, писатель создает небольшую секту своих почитателей и пишет «Евангелие от Толстого». Главным объектом нападок Л.Н. Толстого становится Православная Церковь. Его высказывания и поступки, направленные против нее, были пагубны и вредны для православного сознания.

В феврале 2001 г. правнук писателя В. Толстой обратился к Святейшему Патриарху Алексию II с письмом, в котором просил снять отлучение с графа Толстого. В ответе корреспондентам по этому вопросу Святейший Патриарх сказал:

«граф Толстой отказался быть православным христианином, отказался быть членом Церкви, мы не отрицаем, что это гений литературы, но у него есть явно антихристианские произведения; вправе ли мы через 100 лет навязывать человеку то, от чего он отказался?»

В 2010 г. к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу обратился президент Российского книжного союза Сергей Степашин с просьбой о разъяснении позиции Церкви в отношении Льва Толстого и ходатайствовал в канун 100-летия со дня смерти великого русского писателя о публичном проявлении в той или иной форме чувств сострадания со стороны Церкви к великому писателю.

18 ноября 2010 г. в «Российской Газете» последовал ответ архимандрита Тихона Шевкунова, ответственного секретаря Патриаршего совета по культуре, наместника Сретенского монастыря г. Москвы:

«деятельность Л.Н. Толстого в последние десятилетия его жизни, к сожалению, была поистине разрушительна для России, которую он любил. Она принесла несчастье народу, которому он так хотел служить. Недаром вождь большевиков чрезвычайно ценил именно это направление деятельности Л.Н. Толстого и называл писателя «зеркалом русской революции».

Великие подвижники Русской Православной Церкви — праведный Иоанн Кронштадтский, святитель Феофан Затворник и многие другие — с горечью признавали, что великий талант графа Толстого целенаправленно употреблен им на разрушение духовных и общественных устоев России.

Трагедия Толстого

Последние дни жизни великого писателя говорят нам о той мучительной борьбе, которая происходила в его душе. Он бежал из своего родового гнезда — Ясной Поляны, но не к своим единомышленникам, «толстовцам», а в самый известный тогда русский монастырь — Оптину пустынь, где в то время пребывали старцы-подвижники. Там он попытался встретиться с ними, но в последний момент не решился на это, о чем тогда же с горечью признавался своей сестре — монахине соседнего с Оптиной пустынью Шамординского монастыря. Позже, на станции Астапово, предчувствуя кончину, он велел послать телеграмму в Оптину пустынь с просьбой прислать к нему старца Иосифа. Но когда два священника прибыли в Астапово, окружавшие умирающего писателя ученики и последователи не допустили этой встречи...

Церковь с огромным сочувствием относилась к духовной судьбе писателя. Ни до, ни после его смерти никаких «анафем и проклятий», как утверждали 100 лет назад и утверждают сегодня недобросовестные историки и публицисты, на него произнесено не было. Православные люди по-прежнему почитают великий художественный талант Л.Н. Толстого, но по-прежнему не приемлют его антихристианских идей.

Несколько поколений православных читателей в нашей стране и за рубежом высоко ценят литературное творчество Л.Н. Толстого. Однако, поскольку примирение писателя с Церковью так и не произошло (Л.Н. Толстой публично не отказался от своих трагических духовных заблуждений), отлучение, которым он сам себя отверг от Церкви, снято быть не может. Это означает, что канонически его церковное поминовение невозможно. И все же сострадательное сердце любого христианина, читающего художественные произведения великого писателя, не может быть закрыто для искренней, смиренной молитвы о его душе.«.

И в заключении необходимо констатировать, что при наличии идейных приверженцев, при многочисленных детях и родственниках, Толстой всегда оставался одиноким человеком. Он не оставил после себя учеников ни в литературе, ни в педагогике, ни в философии. Он оказался вне Церкви. Он остался вообще один. Такова его драма и трагедия.

Источники:
Личность и творчество Льва Толстого в оценке русских мыслителей и исследователей Изд-во Русского Христианского гуманитарного института Санкт-Петербург, 2000г.
Александр Ткаченко. Проклятье, которого не было. Церковь и Толстой: история отношений // «Фома (журнал)» — № 9/32, 2005 г.
Лев Толстой. Ответ на Определение Синода // levtolstoy.org.ru
Петров Г. И. Отлучение Льва Толстого от церкви. М., Знание, 1978.
Правнук Льва Толстого предлагает Патриарху Алексию отменить «решение» об отлучении писателя от церкви // zavet.ru/news/news-s010222.htm
Переписка архимандрита Тихона Шевкунова и Сергия Степашина о вопросе отлучения от Церкви Льва Николаевича Толстого Российская Газета — 18.11.2010.

Александр А. Соколовский

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения