Бессмертная трапеза «...Сыне Божий, причастника мя прими»

Таинство причащения, Евхаристия, Бессмертная трапеза

Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться.
Пускай же сбудется оно: «Аминь»
(Б.Пастернак. Гефсиманский сад)


Таинство Евхаристии

Каждый христианин знает, что главное таинство христианской веры — Евхаристия (что в переводе с греческого означает «благодарение»), во время которого все верные причащаются Тела и Крови Самого Христа. Без Причащения, учит Церковь, нет истинной христианской жизни.

По вере Церкви, в этом таинстве происходит самое полное, насколько только это возможно на земле, соединение человека с Богом.

Священномученик Игнатий Богоносец учит:

«...старайтесь чаще собираться для Евхаристии и славословия Бога. Ибо, если вы часто собираетесь вместе, то низлагаюся силы сатаны, и единомыслием вашей веры разрушаются гибельные его дела. Нет ничего лучше мира, ибо им уничтожается всякая брань небесных и земных духов»

В Таинстве Евхаристии мы соединяемся со Христом. Господь дал нам приобщиться к Себе через вкушение Тела и Крови, ибо для человека это наиболее естественное действие — принятие питья и пищи. Исходя из этого быть готовым к Причастию означает прежде всего проголодаться, возжаждать Христа.

Человек ест, когда он голоден, — и так же он причащается, когда испытывает жажду Бога. Наша жизнь всегда проходит в чередовании радости и печали, но всякий христианин понимает, как может сочетаться радость и печаль. Смену этих чувств и их сочетание мы видим особенно ясно во Святой и Великий Четверг.

Совершение Тайной вечери

Одним из главных правил великой деятельности Сына Человеческого во время Его земного служения состояло в том, чтобы поддерживать всякое истинно полезное учреждение, ни в каком случае без явной нужды и важных причин не оставлять без исполнения ни одного из законов Моисеевых, усиливать и распространять все, что могло служить основой для веры и утверждения добрых нравов, вести к исправлению сердца и жизни (Мф. 3, 15).

Тайная вечеря — последняя трапеза Христа Спасителя с учениками. Из-за существовавшей угрозы со стороны Синедриона вечеря должна была происходить втайне. Иисус Христос, несмотря на препятствия со стороны врагов хотел совершить праздник Пасхи Мосеева особенным образом, в Своем, Божественном духе (Лк. 22,15), так, чтобы последняя пасхальная вечеря послужила решительным окончанием Завета Ветхого, началом и полным выражением Нового, памятником Его преданности воле Отца Небесного и безмерной любви к человечеству, символом внешнего и средоточием внутреннего единства всех Его последователей с Ним и между собой (Ин. 13, 1-4; 17, 26).

Христос праздновал с учениками еврейскую Пасху в Иерусалиме, накануне Своего ареста и казни. Однако смысл Тайной Вечери — не в напоминании о Ветхом Завете, заключенном между Богом и избранным народом, не в воспоминании о верности Господа этому союзу, подтвержденной многочисленными чудесами.

Христос придает пасхальной трапезе новое значение — значение Нового Завета. Отныне Пасха символизирует уже не переход одного избранного народа от рабства к свободе, но переход всего рода человеческого от смерти к жизни.

На Тайной вечере был совершён священный акт установления Нового Завета, предреченного пророками (Иер 31:31), и таинства Евхаристии, которое, по воле Самого Господа, стало совершаться Церковью в «воспоминание» о Нем. ( Мф 26:17-35; Мк 14:12-26; Лк 22:7-39; Ин 13-14; 1 Кор 11:23-25)

Накануне Крестной Смерти, в Великий Четверг, Иисус Христос на Тайной пасхальной Вечере со Своими Апостолами непостижимым для нашего ума образом соединил жизнь Своих учеников со Своей жизнью:

«Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: "приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и возблагодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 26-28).

Уже первые христиане нуждались в пояснении этой «Господней трапезы». Их дал Апостол Павел. Во-первых, здесь речь не идет о ритуале, равнозначном другим, так как «не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской» (1 Кор. 10: 21). Во-вторых, Павел подчеркивает общинный характер этого праздника-воспоминания: «Посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите» (1 Кор. 11: 33).

Апостолы Христовы буквально, а не аллегорически понимали слова своего Учителя.

Так, святой апостол Павел говорит: «Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба» (1 Кор. 10, 16-17).

При установлении Нового Завета Сам Господь является Жертвой. Он объединяет Церковь, отдавая Себя, Свою Плоть и Кровь, людям. Подробное описание Тайной Вечери находим мы у Иоанна (Ин 13:1 −17:26). Синоптики описывают это событие довольно кратко (Мф 26:20-35; Мк 14:17-31; Лк 22:14-38), и описания их весьма схожи.

Главное место в них занимает момент благословения Иисусом хлеба и вина с добавлением Им молитвы, получившей впоследствии в церковной практике название «установительной» (Мф 26:26-28; Мк 14:22-24; Лк 22:19-20).

Акцент, сделанный синоптиками на молитву благословения Иисуса, вполне понятен: ведь именно здесь исполнились смысла Его слова о Плоти и Крови, которые Он даст есть тем, кто захочет войти с Ним в Его Царство (Ин 6:51-58).

Произошло то, без чего свидетельство Иисуса как Богочеловека не было бы полным. К Своим чудесам Он добавил последнее, самое главное, раскрыв ищущим Его ту Божию полноту, которую нёс в Себе с момента Своего рождения в мире людей. Разумеется, это не та непреображённая телесность, какой казалась Его Плоть тем, чьи духовные очи были закрыты.

Говоря о Своей Плоти и Своей Крови, Иисус имеет в виду ту полноту преображённой человечности, которая будет явлена миру после Воскресения.

Предлагая Апостолам Свою Плоть и Свою Кровь, Спаситель предлагает им войти не в мир тех человеческих проявлений Своего земного служения, которые исторически конкретны, но именно в Своё Царство, в тот «чертог брачный», о котором Он говорил Своим ученикам прежде (Мф 22:2-14; ср. Лк 14:15-24); что же касается внешних проявлений полноты этого Царства, то ими было наполнено всё Его земное служение.

Со Святыми Дарами в известном смысле происходит то же, что и с самим Иисусом: для неверующего Он — обычный человек, казнённый на кресте, а для верующего — воскресший из мёртвых Победитель смерти; и Святые Дары раскрывают полноту Христову, полноту Его Тела и Его Крови всем верующим.

В беседе с учениками Иисус многократно говорит о том единении, которое связывает Отца с Сыном (Ин 14:8-11), но теперь Он свидетельствует им, что и они тоже вошли в полноту этого общения (Ин 15:1-8).

Более того: именно после причащения Иисус заговорил о прославлении Сына, с этого начинается беседа (Ин 13:31-32), и этою же темой она заканчивается. Первосвященническая молитва Иисуса начинается прошением о прославлении (Ин 17:1-5) и продолжается молитвой об учениках, об их освящении и охранении от зла (Ин 17:6-19), завершаясь прошением обо всей Церкви, Которой предстоит ещё родиться, и о том, чтобы Она пребывала в полноте общения Отца и Сына (Ин 17:20-26).

Это единение, открываемое Евхаристией, о котором Иисус уже говорил ученикам (Ин 15:1-8) и благодаря которому слава Сына Божия становится видимой миру.

Весьма определенно высказался по этому поводу святой Ириней:

«Как земной хлеб, через призвание на него Бога, уже не есть обыкновенный хлеб, но Евхаристия, состоящая из земного и небесного; так и тела наши, приобщаясь к Евхаристии, уже не суть тленны, но имеют надежду воскресения»



Земное и небесное

На Тайной вечере устанавливается священная трапеза Богоприсутствия, единства Христа с верными, которая должна продолжаться до конца истории.

Верные — это те православные христиане, которые не только приняли Таинство Святого Крещения, но и стараются беречь и укреплять свою духовную связь с Господом через благочестивую жизнь и регулярное Причащение Святых Христовых Таин.

«Всякий раз, — говорит апостол Павел, — когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1 Кор 11:26).

Каждая Литургия в Православной Христовой Церкви есть приобщение верующих Тайной Вечери. Каждый раз на Литургии перед Причащением все причастники молятся: «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими». Мы просим Бога сделать нас участниками Его Тайной Вечери сегодня, сейчас — днесь.

Литургия верных соответствует четырем действиям, совершенным Иисусом Христом во время Тайной Вечери:

  1. Он взял хлеб (Великий Вход)
  2. Возблагодарил (Возношение (по-гречески «Анафора», евхаристическая молитва)
  3. Преломил Хлеб (Преломление)
  4. Преподал этот Хлеб Апостолам (Причащение)

Сама Тайная Вечеря соединила в себе земное и небесное. Ведь именно в момент благословения хлеба и вина открылась всем участвующим в трапезе не только полнота Отца, но и полнота Сына, то совершенное единение, о котором говорил Иисус Христос слушающему Его народу (Ин 6:51-58).

Завет Христов: «сие творите в Мое воспоминание» означал не только память о прошлом, но абсолютно реальное непреходящее присутствие Спасителя в Церкви. Тайная вечеря отныне обрела вселенское значение и непреходящий смысл. Вечерю Господню называют «Трапезой Царства» (Лк.22,30) ибо она открывает нам свидетельство Царства Небесного , в котором происходит окончательное обновление всего существующего в мире.

Одно тело, одна душа

Евхаристия на протяжении веков является звеном между Тайной вечерей и Парусией (c одной стороны незримое присутствие Господа Иисуса Христа в мире с момента его явления, а с другой — пришествие его в мир в конце света), наполняя Духом Христовым само бытие верных.

Подобно тому, как через принятие пищи поддерживается человеческая жизнь, так и в евхаристической трапезе члены Церкви приобщаются Христу, образуя через Него и в Нем одно тело и одну душу.

Осуществление и проявление Царства Божия в Евхаристии не сводится ни к нравственному, ни к мистическому аспектам, оно недоступно естественному восприятию. Царство Божие есть дар, обновление жизни и ее возможностей; дар, который мы получаем через общение «во плоти и крови» Христовых, в подлинном единстве тварного и нетварного.

Евхаристия — это мост, перекинутый между миром обычным, тварным (вещество хлеба и вина) и миром Божественным — прославленной плотью Воскресшего Христа. Евхаристия неким таинственным образом объединяет людей. Объединяет таким образом, что каждый получает в Церкви свое место, каждый выполняет свое служение.

Об Иуде

Синоптики особо отмечают два пророчества Иисуса на Тайной вечере: о предательстве Иуды (Мф. 26:21-25; Мк. 14:18-21; Лк 22:21-23) и об отречении Петра (Мф 26:33-35; Мк 14:29-31; Лк 22:31-34).

У Иоанна оба эти пророчества вплетены в последнею беседу Иисуса со Своими учениками, причём пророчество об Иуде и уход последнего относится ко времени, когда причащение уже произошло (Ин 13:21-30), а предсказание об отречении Петра звучит в ответе на вопрос Апостола (Ин 13:36-38).

Вопрос " Присутствовал ли действительно Иуда в момент установления Евхаристии?" возникает из сопоставления Евангилие синоптиков, с одной стороны, с Евангилием Иоанна — с другой.

Сопоставление всех четырех Евангелий убеждает: 1) что Иуда присутствовал при омовении ног, 2) что он удалился тотчас же после обличения его и обращения к нему Иисуса со словами: «Что делаешь, делай скорее» и 3) что при прощальной беседе он не присутствовал.

Б. И. Гладков в «Толковании Евангелия» достаточно проясняет этот вопрос:

«Читая Евангелие Иоанна (13:1–30), приходишь к несомненному заключению, что обличение Иуды последовало вслед за наставлением о смирении, сказанным Иисусом по поводу произведенного Им омовения ног, так как это обличение находится в неразрывной связи с тем наставлением, служа как бы продолжением его. Следовательно, если установление таинства не могло последовать между омовением ног и обличением Иуды, то следует прийти к заключению, что оно последовало до омовения ног, или после ухода Иуды. Евангелист Иоанн говорит, что омовение совершено «во время вечери» и что для этого Иисус «встал с вечери» (13:2 и 4). Но что же происходило в самом начале, пока еще Иисус не встал с вечери для омовения ног? Ответ на этот вопрос надо искать в Евангелии Луки; там сказано, что был между Апостолами «спор, кто из них должен считаться большим» (22:24). Спор этот не мог возникнуть по поводу занятия ими мест за столом, так как они не первый раз возлежали с Иисусом и, вероятно, занимали места по установившемуся между ними обычаю; не могли они спорить и о старшинстве в Царстве Мессии, так как такой спор уже был разрешен Иисусом. Скорее всего, спор этот возник по вопросу о том, кто из них должен, за отсутствием слуги, исполнить в этот вечер рабские обязанности, омыть запыленные ноги участников вечери; это доказывается и дальнейшими словами Евангелиста Луки, удостоверяющего, что, обратившись к Апостолам по поводу этого спора, Иисус, между прочим, сказал: «кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий». Слова: «Я посреди вас, как служащий» — произнесены были, очевидно, после омовения Иисусом ног Апостолов, а само омовение произведено после спора Апостолов. Но по какой бы причине ни произошел этот спор следует признать, что Апостолы заспорили в самом начале вечери. Спор не мог возникнуть после омовения ног, так как после показанного Иисусом примера смирения подобные споры не могли бы иметь места. Этот спор не мог возникнуть и после установления таинства Евхаристии, так как это таинство уравняло всех Апостолов. А если само начало вечери было занято спором Апостолов, за которым должно было последовать омовение ног; если непосредственно за омовением ног последовало наставление о смирении, а за этим наставлением — обличение предателя и уход его, то очевидно, что установление таинства не могло произойти в самом начале вечери, до омовения ног. Следовательно, таинство установлено после ухода Иуды»

Один же из ведущих библеистов 20-го века, епископ Кассиан (Безобразов) в своем труде «Христос и первое христианское поколение» пишет:

«Был или не был допущен Иуда к Евхаристической трапезе? Этот вопрос решается по-разному. Если основываться на тексте Мф. и Мк., представляется возможным защищать тезис, что Иисус сказал Свое слово о предателе, который затем ушел, после чего только и имело место установление Евхаристии. Эта возможность не исключается и Ин., поскольку оно не говорит об установлении Евхаристии. Установление Евхаристии — в схеме Ин. — могло иметь место непосредственно перед Прощальною Беседою после выхода Иуды (13:30). Иначе обстоит дело с Лк., где о присутствии предателя Господь говорит после установления Евхаристии (22:21). Иисус открыто свидетельствует, что рука предающего Его с Ним за столом. Из Ин., а равно и из Мф. (ср. 26:21-25), также вытекает, что указание предателя было сделано в его присутствии. Таким образом, свидетельство Лк. заставляет предполагать, что установление Евхаристии имело место до выхода Иуды, иначе говоря, что он причастился. Этот вывод может отвечать фактическому положению вещей, если мы держимся убеждения, что евангелист Лука воспроизводил события в их хронологической последовательности и остался верен своей заботе о хронологической точности и в повествовании о последней вечере. Если бы согласование Лк., в этом пункте, с Мф. и Мк., с одной стороны, и с Ин., с другой стороны, и оказалось неосуществимым, — все же свидетельство Лк. может иметь преимущественное право на наше внимание»

Однако до сих пор с учетом разных мнений и подходов, вопрос, участвовал ли Иуда в Евхаристии, не решен окончательно.

Александр А.Соколовски

Библиография:

  1. Архиепископ Аверкий (Таушев) Четвероевангелие.
    М. Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет 2006
  2. Гладков Б. И.Толкование Евангелия М. Изд-во: «Столица» 1991 с. 688
    Успенский Н. Тайная Вечеря и Трапеза Господня ЖМП. 1967. № 3
  3. Священник Георгий www.vladhram-uspenie.ru
  4. Александр Майкапар Новозаветные сюжеты в живописи Тайная вечеря
    «„Первое сентября“ № 38(206), ИСКУССТВО» октябрь 2000
  5. Святитель Иннокентий Херсонский Омовение ног и Тайная Вечеря
    otechestvo.org.ua/Links/velickii%20post.htm
  6. Прот. Серафим Слободской Закон Божий Закон Божий
    Изд-во: Свято-Троицкий Монастырь1967
  7. Христос Яннарас Вера Церкви М.1992
  8. http://azbyka.ru/tserkov/istoriya/kassian_hristos_i_hristianskoe_pokolenie_22-all.shtml

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения