Христология: Этапы уяснения и формирования

Христология: Этапы уяснения и формирования

Из всех божественных таинств самое таинственное таинство Христа
Преп. Максим Исповедник

Постановка и решение вопроса

Вопрос о смысле Богочеловечества Иисуса Христа на протяжении всей истории христианства являлся одним из важнейших. Познание истинного Иисуса Христа — это вопрос оправдания (Ис. 53:11), обретения вечной жизни (Ин. 17:3) и познания Бога живого (Ин 14:7).

От признания Христа Богом или «творением» зависело все понимание Его воплощения и Его земного подвига.

Христология (от греч. Χρίστος — Христос и λόγος — учение) — учение о Христе, богословское истолкование личности и жизни евангельского Иисуса из Назарета.

По словам архимандрита Киприана Керна «В Христологии главное внимание было сосредоточено на взаимоотношении Божественной и человеческой природ, следовательно, тема о человеке стоит в центре христологических споров, хотя бы заслоненная темой о Богочеловеке».

К началу четвертого века сложились те условия, которые позволили церкви вплотную заняться выработкой общих догматов, ставших фундаментом ортодоксии. Христианство вступило в эпоху Вселенских соборов, сопровождавшихся многочисленными богословскими спорами, но открывших в результате тайну Единого Бога, пришедшего во плоти.

Первые два Вселенских Собора были посвящены вопросам триадологическим, уточнялось и формулировалось учение о Святой Троице: Отце и Сыне, и Святом Духе. Вслед за утверждением статуса Иисуса Христа как «полностью Бога» и «полностью человека», возникла необходимость определить характер взаимоотношения двух природ во Христе.

Со Второго по Шестой Вселенские Соборы были христологическими, поскольку на них уяснялось и формулировалось учение о Лице и двух природах Богочеловека Иисуса Христа.

Второй Собор говорил о том, что Христос принял человеческий ум и обладал разумной душой. Третий — о том, что Христос есть Бог и вместе с тем — Человек. Четвертый Собор утвердил, что Христос является и Богом, и Человеком, и что человеческая природа при Боговплощении не уничтожена. Пятый — что Воплощение Христа уникально, что Божество в Спасителе подчинило себе человечество, но не уничтожило его; Христос стал человеком в определенный момент, а не когда-то в древности, и никакого переселения душ никогда не было. Шестой Вселенский Собор говорил, что у Христа две воли — и Божественная, и человеческая. И, наконец, седьмой Собор объявил, что Христос стал настоящим Человеком, поэтому Его можно изображать.

Цель всех Вселенских Соборов состояла таким образом в одном — постижении тайны Христа

Совершенный Бог и совершенный человек

В 431 году в Ефесе был созван Третий Вселенский собор против лжеучения Константинопольского архиепископа Нестория, который учил, будто Пресвятая Дева Мария родила простого человека Христа, с Которым, потом, Бог соединился нравственно, обитал в Нем, как в храме, подобно тому, как прежде обитал в Моисее и других пророках. Потому и Самого Господа Иисуса Христа Несторий называл богоносцем, а не Богочеловеком, а Пресвятую Деву называл христородицею, а не Богородицею.

Ефеский Собор осудил и отверг ересь Нестория и постановил признавать соединение в Иисусе Христе, со времени воплощения, двух естеств: Божеского и человеческого; и определил: исповедовать Иисуса Христа совершенным Богом и совершенным Человеком, а Пресвятую Деву Марию — Богородицею.

Собор также утвердил Никеоцареградский Символ Веры и строго воспретил делать в нем какие бы то ни было изменения и дополнения.

Третий Вселенский собор провозгласил:

«Посему исповедуем, что Господь Наш Иисус Христос, Сын Божий Единородный, есть совершенный Бог и совершенный человек с разумной душой и телом, Рожденный по Божеству от Отца прежде всех веков, в последние же дни Он же Самый (рожден) по человечеству от Марии Девы, нас ради и ради нашего спасения. Единосущный Отцу по Божеству и Он же Самый единосущный нам по человечеству. Ибо произошло единение двух природ. Посему мы исповедуем Единого Христа, Единого Сына, Единого Господа.Сообразно с этой мыслию о неслиянном единении (природе) мы исповедуем св. Деву — Богородицей, и это потому, что воплотился и вочеловечился Бог — Логос и от ее зачатия соединил с Собой воспринятый от Нее храм. Евангельские же и апостольские выражения о Господе мы признаем: одни -объединяющими как относящиеся к одному лицу, а другие — разделяющими, как относящиеся к двум природам. И — одни (выражения признаем) передающими богоприличествующие (свойства) по Божеству Христа, а другие — уничиженные (свойства) по человечеству Его».

(Представленный текст был принят не в 431, а в 433 году в качестве согласительного исповедания).

Совершенство по Божеству и человеческому естеству

Четвертый Вселенский собор был созван в 451 году в Халкидоне против лжеучения архимандрита константинопольского монастыря Евтихия, который отвергал человеческую природу в Господе Иисусе Христе. Опровергая ересь, и защищая Божественное достоинство Иисуса Христа, он сам впал в крайность, и учил, что в Господе Иисусе Христе человеческое естество было совершенно поглощено Божеством, почему в Нем следует признавать только одно Божеское естество. Это лжеучение называется монофизитством, а последователи его называются монофизитами (одноестественниками).

Собор осудил и отверг лжеучение Евтихия и определил истинное учение Церкви, а именно, что Господь наш Иисус Христос есть истинный Бог и истинный человек: по Божеству Он вечно рождается от Отца, по человечеству Он родился от Пресвятой Девы и во всем подобен нам, кроме греха. При воплощении (рождении от Девы Марии) Божество и человечество соединилось в Нем, как едином Лице, неслиянно и неизменно (против Евтихия), нераздельно и неразлучно (против Нестория). И каждая природа во Христе имеет всю полноту. И эти понятия неслиянно, нераздельно, неизменно носят апофатический характер (апофасис — греч. Отрицание) и показывают, как природы во Христе не соединяются не так, не так и не так.

А как они соединяются?

Святость этого не объясняет. Догматы не раскрывают нам самой Тайны, они только очерчивают границы вокруг этой Тайны и показывают, что за этой границей начинает ересь, начинается ложь. А каким образом соединяются — это непостижимо не только для человеческого, но даже и для ангельского ума. Из этого мы должны знать, как важно правильное четкое понимание православной веры православного учения. Как раз именно в силу этих причин.

Четвёртый Вселенский собор определил:

«Итак, следуя за божественными отцами, мы все единогласно учим исповедовать Одного и Того же сына. Господа нашего Иисуса Христа, Совершенным по Божеству и Его же самого Совершенным по человечеству; Подлинно Бога и Его же Самого подлинно человека: из разумной души и тела. Единосущным Отцу по Божеству и Его же Самого единосущным нам по человечеству. Подобным нам во всем кроме греха.Прежде веков рожденным из Отца по Божеству, а в последние дни Его же Самого для нас и для нашего спасения (рожденного) по человечеству из Марии Девы Богородицы.Одного и Того же Христа, Сына, Господа Единородного, познаваемым в двух природах неслитно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо. (При этом) разница природ не исчезает через соединение, а еще более сохраняется особенность каждой природы, сходящейся в одно Лицо и в одну Ипостась. (Учим исповедовать) не рассекаемым или различаемым на два лица, но Одним и Тем же Сыном и Единородным, Богом-Словом, Господом Иисусом Христом. Как изначала о Нем (изрекли) пророки и наставил нас Сам Господь Иисус Христос и как предал нам символ отцов наших».

Таким образом, вероопределением IV Вселенского собора, было утверждено церковное учение о совершенстве человеческого естества Спасителя, исключающее всякую возможную мысль об ущербности или греховном расстройстве плоти Христовой.

Безгрешность, непорочность, неподвластность первородному греху отличает Спасителя от всех нас, но не разрывает нашего с Ним природного единства. Ибо греховное состояние природы неестественно для человека (святые отцы называли его противоестественным или нижеестественным), возникло после грехопадения и потому не является необходимым свойством человеческой природы. Поэтому восприятие Спасителем полной человеческой природы не означает, что Он воспринял ее вместе с первородным грехом, как пишет пр. Иоанн Дамаскин: «Он воспринял всего человека и все, свойственное человеку, кроме греха , потому что грех не естественен и не Творцом всеян в нас».

Преподобный Ефрем Сирин эту мысль изложил в более развернутом и ярком виде:

«Поскольку тело Адама создано было ранее, чем явились в нем расстройства, посему и Христос не принял расстройства, которые позднее получил Адам, так как они были некоторым придатком немощности к здравой природе. Итак, Господь здравою принял ту природу, здравость которой погибла, дабы человек через здравую природу Господа возвратил себе здравость первобытной своей природы».

Церковное учение о том, что Христос имел совершенное человеческое естество, непричастное первородному греху, является принципиально важным с сотериологической точки зрения.

Православная Церковь, через Священное Писание и голос отцов свидетельствует, что «Христос заклан за нас» (1 Кор. 5, 7). Об этом предсказывали пророки: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего (было) на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53, 5).

Эта ключевая сотериологическая идея была навечно запечатлена святыми отцами в словах Символа веры: «распятаго же за ны». Мысль о том, что Сын Божий стал человеком, чтобы пострадать за нас, за наши грехи непререкаема и лежит в основании православной сотериологии. Но в каком случае возможно страдание за чужие грехи? Страдания за нас Господа нашего Иисуса Христа возможны только тогда, если Он не имеет необходимости страдать за Себя, т. е. если Он не имеет греховного расстройства в Своем человеческом естестве (первородного греха) и не имеет личных грехов.

Пр. Марк Подвижник, полемизируя с последователями Феодора Мопсуэстийского и Нестория, категорически отвергал любые суждения о поврежденности плоти Христа как несовместимые с православным вероучением:

«Мир умер Адамовым преступлением. Если же плоть Господа... подпала греху; как же она тогда могла быть отдаваема за жизнь мира, когда и сама нуждалась, по твоему мнению, в искуплении... Если, как ты говоришь, плоть (Христа) была простой, нуждающейся в очищении, то откуда тогда нам спасение?»

Не знавший греха, умерший за грехи наши

В 553 году в Константинополе. был созван Пятый Вселенский Собор по поводу споров между последователями Нестория и Евтихия.

Этот Собор постановил:

«... итак, мы осуждаем и анафематствуем со всеми другими еретиками, уже осужденными и отлученными на четырех первых святых соборах, и святою кафолическою и апостольскою церковью, Феодора, бывшего епископа Мопсуэстийского, так же как и его нечестивые писания. Таким же образом мы осуждаем и анафематствуем и то, что нечестиво написал Феодорит против православной веры, против 12 анафематизмов Кирилла и против собора Ефесского и, наконец, в защиту Феодора и Нестория. Мы анафематствуем, наконец, нечестивое письмо к Персу Маре, приписываемое Иве... порицающее святую память Кирилла как еретика, как писавшего, подобно Аполлинарию, тогда как он учил православно; и обвиняющее Ефесский собор в том, что им низложен Несторий без суда и следствия; и защищающее Феодора и Нестория и их нечестивые учения и сочинения. Итак, мы анафематствуем три главы, т. е. нечестивого Феодора Мопсуэстийского, и его богохульные книги, и то, что нечестиво написал Феодорит, и богохульное письмо, приписываемое Иве. Мы анафематствуем их со всеми теми, кто их защищает, которые считают три главы православными, желают или будут желать покрыть их нечестие авторитетом св. Отцов или Халкидонского собора»

Таким образом на Соборе прозвучало окончательное общецерковное осуждение и предание анафеме идеи Феодора Мопсуестийского о постепенно совершенствовавшемся Христе, Который будто бы «отдалялся от более дурного мало по малу, и таким образом, преуспевая в делах, улучшился, и путем жизни стал непорочен... и после Воскресения сделался неизменяемым в помышлениях и совершенно безгрешным».

Предание анафеме этого суждения было крайне важно, ибо принятием учения о том, Христос страдал вследствие греховного повреждения Своей плоти, отвергается не только учение о непорочности и чистоте человеческого естества Спасителя, которое ясно выражено в Священном Предании Православной Церкви, но и фундаментальный принцип христианства, что Христос, «не знавший греха» (2 Кор. 5, 21), «умер за грехи наши» (1 Кор. 15, 3).

Признание подвластности плоти Христовой первородному греху, было бы, по сути, признанием власти дьявола над человеческим естеством Спасителя, ибо там, где имеет место греховность, там всегда имеет власть и дьявол. Но это совершенно противоречит собственному свидетельству Спасителя о Себе: «Идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего» (Ин. 14, 30).

Два естества — две воли

Шестой Вселенский собор был созван в 680 году в Константинополе против лжеучения еретиков-монофилитов, которые, хотя признавали в Иисусе Христе два естества, Божеское и человеческое, но одну Божественную волю.

Собор осудил и отверг ересь монофилитов, и определил признавать в Иисусе Христе два естества — Божеское и человеческое, — и по этим двум естествам — две воли, но так, что человеческая воля во Христе не противна, а покорна Его воле Божественной.

Шестой Вселенский собор утвердил:

«Проповедуем также, по учению святых отцов, что в Нем и две природные воли, и два природных желания, и два природных действия неразделимы, неизменны, неразлучны, неслиянны. И две природные воли, не противоположные одна другой, как говорили нечестивые еретики, — да не будет! не будет! Но Его человеческое желание не противоречит (= не стоит в противоположности фактически) и не противоборствует (= не противится преднамеренно), а следует или, лучше сказать, подчиняется Его божественному и всемогущему желанию».

Отцы Церкви на этом Соборе раскрыли учение о совершенстве человеческой природы Христа в волевом аспекте, указав, что Христос, будучи совершенным человеком, имел и человеческую волю. Можно сказать, что и в вопросе о двух волях во Христе православные отцы, по сути, отстаивали учение о совершенстве двух Его природ. Ибо, если бы во Христе не было Божественной и человеческой воли, то оба эти естества не имели бы природной полноты, а, значит, не имели бы и природного совершенства.

Выражая православное учение о спасении рода человеческого через страдания и уничижения Сына Божия, св. Лев Великий писал:

«Следуя нашей немощи, Господь умалил Себя ради немогущих вместить Его и скрыл под покровом тела великолепие Своего величия, ибо не могло оно переноситься зрением людей. Потому еще говорится, что Он Себя уничижил (Флп. 2, 7), то есть как бы ослабил себя Своей Собственной силой». Таким образом, через уничижение и страдание «совершенно безгрешного» Человека была сокрушена сила родоначальника греха: «Господь вступает в борьбу со свирепейшим врагом не в Своем величии, а в нашем смирении, представ перед диаволом в том же самом облике и в той же самой природе, причастной и нашей смертности, но совершенно безгрешной. Конечно, для этого Рождения чуждо то, что говорится обо всех: „Никто не чист от скверны, даже младенец, который хоть один день проживет на земле“ (Иов. 14, 4–5). Поэтому не перешло на это единственное Рождение ничто от плотской похоти, ничто от закона греховного не коснулось его».

Основа вероучения

Апостолы во дни земной жизни Учителя понимали, что Он Сын Божий. Так, Пётр говорит: «Ты Христос, Сын Бога Живого» (Мф.16,16) Апостол Павел пишет, что Христос «рождён прежде всякой твари» (Кол.1.15-20)

Во Иисусе Христе два естества соединились неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно в ипостаси Бога-Слова.

Единство Христа Богочеловека, т.е. факт, что Христос одновременно есть и Бог и человек, всецелый, совершенный и истинный Бог и всецелый, совершенный и истинный человек, представляет уникальное событие/явление и истину нашей христианской веры и жизни. Без этой уникальной и последней истины Христианства, истины о Христе Богочеловеке, которая человеку предлагается и дается, чтобы он принял ее посредством веры, верой и жизнью, нет ни Христианства, ни христиан, ни христианской веры и нравственности, христианской догмы и жизни.

Эпоха Вселенских соборов была временем постоянных христологических дискуссий и споров, и в результате, святителями Христианской Церкви были сформулированы и утверждены догматы христианского вероучения, была определена богословская основа вероучения.:

Отцы Вселенских соборов, согласно свт Григория Богослова, трудились как рыбари (как и святые Апостолы), а не по аристотелевски (т.е. как философы), согласно свт Григорию Богослову " претерпевая божественное, а не рассуждающее".

Библиография

  • Деяния Вселенских соборов. — Спб., 1996
  • Проф. Болотов В.В.. Лекции по истории Древней Церкви. — М., 1994.
  • Прот. Ливерий Воронов Догматическое богословие. — М.-Спб., 1994
  • Ефрем Сирин, св. Толкование на Четвероевангелие
  • Св. Иоанн Дамаскин Точное изложение православной веры. — М., 1992
  • Св. Лев Великий. Слово на Святую на Рождество Господа нашего Иисуса Христа Встреча. — МДА, 2000. № 1(11).
  • Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. — М., 1991
  • Новая философская энциклопедия. — Мысль. Под ред. В. С. Стёпина. 2001.
  • Карташов А. В. Вселенские соборы. — М., Республика, 1994.
  • Архим. Киприан (Керн) Золотой век святоотеческой письменности. — М., Паломник, 1995
  • Св. Марк Подвижник Против Несториан Богословский сборник. Православный Свято-Тихоновский институт. Выпуск 4. — М., 1999.
  • Поснов М. Э. История Христианской Церкви. — Брюссель. Жизнь с Богом, 1964.
  • Свящ. Вадим Леонов Вселенские соборы Православной Церкви о человеческой природе Спасителя Православие.Ru
  • Тальберг Н.Д. История Церкви Библиотека Благовещение. — М., 2008
  • Прот Георгий Флоровский . Догмат и история. — М., 1998.

Александр А. Соколовский

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения