Вечная Жизнь и смерть

О памяти смертной и Жизни Вечной

Понятие о смерти впервые явилось в раю из уст Самого Бога, сказавшего нашим прародителям: «смертью умрете если вкусите» (Быт.2:17).

Первый человек — высшее существо, подобие ангелам и даже подобие Божие, существо нравственное, безгрешное. Нынешний нравственный упадок — следствие греха прародителей.

Душе от Бога назначается пройти три состояния, составляющие ее вечную жизнь: в утробе матери, на земле и за гробом. Мы не готовились к первому рождению на земле и ничего не помним о нашем первом состоянии; будем же теперь готовиться ко второму рождению, в загробную жизнь и вечную. Как таинственно и непостижимо для ума происходит соединение души с телом в утробе матери, так равно таинственно опять бывает и разделение души от тела.

Заповедано Богом, чтобы всякому человеку на каждый час быть готовому к смерти. Как общий удел человечества, как казнь за грехи, как казнь, а потому и страшна смерть и праведнику, и грешнику.. О моменте разлучения души с телом Господь говорит как о «вкушении смерти» (Мф.16,28; Мк.9,1; Лк.9,27), указывая этим особые и неизвестные для нас переживания в это время. Поэтому смерть — великое и страшное таинство.

По учению нашей православной Церкви, «смерть есть разлучение души от тела», после чего душа остается одна с собою, а тело предается земле и там разлагается на свои составные части (элементы). Эта последняя участь человека на земле — смерть, о которой св. Писание свидетельствует так: «и возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его» (Еккл.12:7). Закон смерти — общий для всего человечества. Смерть неизбежна всем и каждому. «Человекам положено однажды умереть» (Евр.9:27).

Апостол Павел различает смерть физическую (Рим. 4,12, 6, 21-23; 2 Кор. I, 9-10) от смерти духовной, смерти от греха (Рим. 2, 10; 8, 6) и от смерти вечной, как окончательного разделения с Богом (2 Кор. I2, 15-16). Отсюда, после физического конца человека на земле перед ним открывается либо «гнев Божий в день гнева» (Рим, I2, 5) и погибель (2 Кор. 4, 3), либо надежда на вечное блаженство, т. е. на прославленное состояние воскресшего человека (Рим. 8, 18; 2 Кор. 4, 17) и преображение от Господня Духа (2 Кор. 3, 18).

Смерть приходит к человеку тогда, когда он достиг предела жизни, какой предопределен ему праведным судом Божьим для совершения дела, ему предназначенного; предел в котором предусмотрено все, что полезно человеку; следовательно, смерть полезна человеку.

Иоанн Златоуст пишет о смерти:

«Ужасна смерть и страшна для незнающих высшего любомудрия, для незнающих загробной жизни, для считающих смерть уничтожением бытия, разумеется, для таких смерть ужасна, уже самое название ее убийственно. Мы же, благодатью Божьей увидевшие безвестные и тайные премудрости Его, и почитающие смерть переселением, не должны трепетать, но радоваться и благодушествовать, потому что оставляем тленную жизнь и переходим к жизни иной, нескончаемой и несравненно лучшей».

Слово Божье свидетельствует, что Бог смерти не сотворил, но создал человека для нетления, но «завистью дьявола вошла в мир смерть», следовательно, и грех.

Блаженная Вечная Жизнь есть назначение человека, и грех — явление неестественное; смерть — следствие греха и она неестественна природе человека; человек сотворен бессмертным и телом, и душой.

Если бы Ева не вступила в союз с дьяволом, не прельстилась его обольщением, не отступила бы от общения с Богом, то не было бы греха. Своеволие, непослушание было причиною смерти души. Прерванное общение души с Богом составляет для нее смерть.

Но не только о близости своей смерти должны мы думать: мы должны предполагать, что и наши ближние и друзья могут быть взяты смертью сегодня же или что мы видимся с ними в последний раз в жизни. Поэтому при встречах с людьми — безразлично, близкими или дальними — надо всегда думать, что возможно мы говорим с ними в последний раз, и что следующая наша встреча будет уже перед Престолом Всевышнего Судии. И как важно, какова была у нас последняя встреча и как наш ближний будет свидетельствовать о нашем к нему отношении

Иоанн Лествичник писал:

«Не всякое желание смерти достойно одобрения. Некоторые люди, насилием привычки увлекаемые в согрешения, желают смерти по чувству смирения; другие не хотят покаяться и призывают смерть из отчаяния; иные же не боятся ее потому, что в превозношении своем почитают себя бесстрастными; а бывают и такие (если только в нынешнее время найдутся), которые по действию Духа Святаго желают своего исшествия отсюда.»

Память о смерти, как и все другие добродетели, есть Божий дар души и усвоение ее является приобретение для христианина.

Если мы будем держать в памяти мысль о смерти, то избежим ее, а если перестанем размышлять о ней, предадимся беспечности, стремясь только к чувственным удовольствиям, приобретениям и славе земной, то подвергнем себя действительной, то есть вечной духовной смерти. Памятуя о смерти, мы естественно будем размышлять и о Страшном Суде Божием, который следует за смертью, на котором за дело, слово и помышление будем испытаны.

И, памятуя о смерти, будем готовиться и к Страшному Суду. Будем всегда в своем уме представлять, что от Страшного Суда две дороги поведут людей: по одной — бедные грешники с плачем, воплями и бесполезным рыданием пойдут в муку нескончаемую; по другой — блаженные праведники с радостью пойдут в жизнь вечную.

Памятуя всегда о смерти, суде, аде и Царстве Небесном, не допустим же себе прельщаться греховными удовольствиями и наслаждениями.

Священник Александр Ельчанинов пишет:

«Многое облегчилось бы для нас в жизни, многое стало бы на свое место, если бы мы почаще представляли всю мимолетность нашей жизни, полную возможность для нас смерти хоть сегодня. Тогда сами собой ушли бы все мелкие горести и многие пустяки, нас занимающие, и большее место заняли бы вещи первостепенные. Как мы жалки в нашей успокоенности этой жизнью. Хрупкий островок нашего „нормального“ существования будет без остатка размыт в загробных мирах. Нельзя жить истинной и достойной жизнью здесь, не готовясь к смерти, не имея постоянно в душе мысли о смерти — о жизни вечной».

Свт. Феофил Антиохийский констатирует:

«Он (т. е. человек) сотворен по природе ни смертным, ни бессмертным. Ибо, если бы Бог сотворил его вначале бессмертным, то сделал бы его Богом. Если же наоборот, сотворил бы его смертным, то Сам оказался бы виновником его смерти. Итак, Он сотворил его способным и к тому, и к другому, чтобы, если устремится он к тому, что ведет к бессмертию, исполняя заповедь Божию, то получил бы от Него в награду за это бессмертие и сделался бы богом. Если же уклонится к делам смерти, не повинуясь Богу, то сам был бы виновником своей смерти, ибо Бог создал человека свободным и самовластным».

А.Соколовский

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения