Между страхом и надеждой. О пути в рай. Вера, Справедливость, Любовь

Между страхом и надеждой. О пути в рай. Вера, Справедливость, Любовь

И пойдут сии (грешники) в муку вечную,
а праведники в жизнь вечную.
(Мф. 25, 46)


О Божиих дарах

Есть в нас, людях, чувства, которые можно назвать щедрыми, богатыми, например — любовь, великодушие, бескорыстие, самоотверженность. Но есть в нас и чувства более скромные, но в повседневной жизни, может быть, еще более для нас нужные — без которых жизнь в мире становится просто невозможной. К этим важным и нужным чувствам и относится справедливость.

Cлово справедливость звучит в частных беседах, на официальных встречах, в разговорах, касающихся нормативной законодательной деятельности, и в приговорах, которые выносит суд, и просто в обиходе.

Но, несмотря на частоту употребления, это слово вызывает полемические размышления и толкования. Зачастую мы просто приравниваем справедливость к тому, что человек получает по заслугам.

Ведь ещё Аристотель определил справедливость как «присуждение человеку того, что ему положено». «Государственным благом,— пишет он,— является справедливость, т.е. то, что служит общей пользе «..По общему представлению справедливость есть некое равенство», она имеет отношение к личности, «равные должны иметь равное»(1)

Стало быть справедливость заключается в том, чтобы каждый получал то, что ему причитается. Но резонный вопрос :

«Откуда нам знать, что именно каждому причитается — то ли в рамках ли справедливости, связанной с распределением благ или же когда распределяются антиблага, то есть наказания ?»

Мы говорим о людях, которые понесли справедливое наказание или были вознаграждены по справедливости. Однако же, награда далеко не всегда присуждается в соответствии с заслугами человека. «Положенное» может быть обусловлено этическими обязательствами или некими предварительными соглашениями.
Если человек наказывается более сурово, чем того требует совершенное им преступление, наказание будет несправедливым. Если же виновный понес более мягкое наказание, чем он того заслуживает, мера воздействия также будет несправедливой.

Люди часто обвиняют Бога в несправедливости, потому что Он являет Свою благодать и милость не всем людям в равной мере. Мы полагаем, что если Бог прощает одного человека, Он обязан простить и всех остальных людей.

Но из Священного Писания мы знаем, что Бог не относится ко всем людям одинаково. Он открыл Себя Аврааму так, как не открывался ни одному язычнику в древнем мире. По милости Своей Он явился Павлу так, как не являлся, например, Иуде Искариоту.

Дары от Бога мы привыкли принимать, как обычное явление. Когда дают — мы с радостью принимаем и не думаем о Дарителе, а когда забирают — начинаем протестовать и искать виноватого.

Совершенно очевидно, что милость и справедливость — разные понятия, хотя их часто отождествляют. О милости можно говорить тогда, когда человек несет более мягкое наказание, чем он того заслуживает, или получает награду больше той, которой достоин.

Милость Божья — это всегда акт Его доброй воли. Он не обязан быть к нам милостивым. Он оставляет за Собой право провлять Свою благодать в соответствии со Своей благой волей. Ибо Он сказал Моисею:«Кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею» (Рим. 9:15).

О высокой ценности справедливости в человеческих отношениях читаем в Библейской книге Премудрости: «праведность... научает целомудрию и рассудительности, справедливости и мужеству, полезнее которых ничего нет для людей в жизни» (Прем. 8: 7).

В монотеистических религиях справедливость — это всегда отношение любви. «Злые люди не разумеют справедливости, — говорит Премудрый царь Соломон, — а ищущие Господа разумеют все» (Притч. 28: 5).

Каждый человек, пусть подсознательно, стремится к Богу и миру с Ним. Вместе с этим, мы понимаем, какая пропасть разделяет нас, грешных людей, и Святого Бога.

Апостол Павел заявляет: «Все согрешили и лишены славы Божией» (Рим 3:23). Действительно, порой мы стараемся загладить свою вину перед Богом, совершая добрые дела

Однако же, архимандрит Лазарь(Абашидзе) предупреждает, что

«...совершать добрые дела, прекрасные дела, похвальные дела и дела веры — не одно и тоже! Дела добрые, совершаемые без веры, без Бога, посвящены миру сему, от мира сего они и получают плату: славу, честь, почет. Славы вечной, небесной они чужды. А дела веры имеют внутреннее посвящение Богу, творятся молитвой, с обращением к Богу, сколько возможно сокровеннее, чтоб ведал один Бог; такие дела имеют меньше впечатления внешнего, зато принимает их Господь, воздает за них славу в будущей жизни. И вообще не правильно считать спасение души и наследие Царствия Небесного прямо зависящими от наших добрых дел. Бог милует человека и спасает не за его добрые дела, а за его верующее, сокрушенное и смирившееся сердце. Конечно, вера эта без дел быть не должна, да и не может, она обязательно воплотиться в конкретные дела, и дела эти будут непременно самые добрые и святые, так как этим делам учит верующего Сам Господь»(2)

И как поучал митрополит Антоний Киевский: «Всякое добро, где бы оно ни было, кем бы оно ни творилось, всякое добро непременно принадлежит Богу». (3)

В глазах людей мы можем казаться способными делать добро, но Бог знает тайны нашего сердца. Всякое благое дело угодно Господу, но тот, кто пытается добрыми делами заслужить оправдание, обманывает себя. Ибо, во-первых, все наши добрые дела никогда не могут перевесить чашу с нашими грехами, а во-вторых, и самые лучшие наши дела запятнаны гордостью или самодовольством.

Бог смягчает Свое правосудие милостью. Его благодать в сущности представляет собой некий род милости. Бог проявляет Свою милость, когда не торопится обрушить на нас вполне заслуженное наказание и награждает за послушание, хотя мы обязаны Его слушаться и потому не заслуживаем никакой награды.

Если же мы говорим о наказании кого-либо за другого, то подразумеваем, что зло, положенное одному, возложится на другого. Но опять же зло другому, не переносится. У каждого человека своя судьба, каждый будет отвечать за себя. Нести наказания за чужие грехи, человек не будет.

Рассуждая, можно рассматривать наказание (от слова «наказ»), как — вразумление, поучение, придание правильного направления, наставление на дальнейший благой путь.

Святоотеческое учение говорит о трех мотивирующих началах в человеческой душе: рабском (из страха перед наказанием), наемническом (из интереса к вознаграждению) и сыновнем — начале любви.

Первые два начала вполне охватываются житейским понятием справедливости. И наказание, и вознаграждение Господь определяет нам строго по мере наших собственных действий.

Каждый из нас желает справедливости и требует, чтобы с ним обходились справедливо; каждый жалуется на всевозможные несправедливости, причиненные ему самому, и начинает толковать справедливость так, что из этого выходит явная несправедливость в его пользу.

Третье же начало к справедливости не сводится. И без него нет христианства. Нет и спасения.

Высшее проявление справедливости

В Новом Завете мы находим однозначную иерархию принципов: «...а теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор. 13,13).

Любовь есть высшее проявление справедливости. Любовь открывается в Законе. Она познается и призывается Законом в мир для реализации подлинной любви и совершенства.

Кто не познал Любовь в Божьем Законе, живя по принципам закона справедливого Суда, тот не познал Христа, прошел мимо подлинной и сокровенной сути Божьего закона. «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.» ( Ин 4:8)

Преподобный Исаак Сирин писал «Никогда не называй Бога справедливым. Если бы Он был справедлив, ты давно был бы в аду. Полагайся только на Его несправедливость, в которой — милосердие, любовь и прощение»(4)

Наши человеческие представления о карающей справедливости совершенно неприменимы к Богу. Он не есть Бог мести, а только милующей любви, Его справедливость есть не что иное, как Его же любовь. Он наказывает не с целью отплатить, а ради того, чтобы исцелить.

Таким образом, поскольку Бог есть Любовь, то человек спасен, ибо милость Её Беспредельна.

Людям обычно свойственно юридическое понимание справедливости. Возложение на кого-либо ответственности за вину другого — они отвергают, как неправду. В их сознании это не укладывается. Их понимание справедливости основывается на исключительном подходе, когда человек некритично относится к мнению о своей собственной правоте, а взгляды иных людей заранее считает ошибочными.

Но иное говорит дух христианской любви. По духу этой любви разделение ответственности за вину того, кого любим, и даже несение всей полноты ее, не только не чуждо, но и абсолютно естественно. Более того, в этом несении чужой вины и выявляется подлинность любви и достигается ее самосознание.

Если от любви пользоваться только ее услаждающей стороною, то где разумность? Но когда приходит свободное принятие на себя вины и трудов любимого, тогда любовь достигает своего всестороннего совершенства.

Христианство снимает вопрос о «своих» и «чужих», ибо в Церкви, по слову апостола Павла, «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3: 11).

Христианская любовь к ближнему не есть простое внимание к другому, она не есть просто благотворительность. Любовь — это чувство религиозное по своему источнику, ибо она является действием Божиим в нас.

Придя к нам от Бога, любовь к Богу и возвращается: ибо любя ближних и всех братьев своих, мы любим Самого Господа, так как вместе составляем Тело Христово (Рим. 12:5-10; 1 Кор. 12:12-27).

Все то, что мешает нам проявить любовь и укрепиться в ней, становится препятствием на пути к Богу, тормозит нас, мешает нашему спасению.

Архимандрит Софроний (Сахаров) пишет :

«О Боге нельзя сказать, что он несправедлив, т.е. что в Нем есть неправда, но нельзя и говорить, что Он справедлив так, как мы понимаем справедливость. Святой Исаак Сирин говорит: «не дерзни Бога назвать справедливым; ибо какая же это справедливость — мы согрешили, а Он Сына Единородного предал на крест. А к тому, что говорит преподобный Исаак, можно добавить: мы согрешили, а Бог святых Ангелов поставил на службу нашему спасению. Но Ангелы, как исполненные любви, и сами имеют желание служить нам и в том служении принимают на себя скорби. А вот бессловесных животных и прочую тварь Господь предал закону тления, потому что не должно было оставаться ей свободною от этого закона, когда человек, ради которого она сотворена, чрез грех свой стал рабом тления. Так что, кто добровольно, а кто и не добровольно, но «вся тварь стенает и мучится до ныне», по слову апостола (Рим. 8, 20-22), сострадая человеку. И это не есть закон справедливости, а закон любви».(5)


«Мы должны хорошо усвоить себе, что любовь — выше страха, выше справедливости. Закон христианской любви превыше всех иных законов. Поэтому и мы больше всего должны бояться потерять любовь. И этот страх не позволит нам совершить зло.
Мы должны гореть любовью к Богу, и эта любовь не позволит нам совершить грех, сделает нас милосердными и смиренными. Мы не должны делить людей на злых и добрых, богатых и бедных, чужих и своих, врагов и друзей. Если мы с самого начала изберем неправильную позицию и будем относиться к людям предвзято, или с недоверием, или враждебно, или с холодком и примемся раздумывать: полюбить его или нет, верить ему или нет, — то мы никогда не почувствуем искренней христианской любви.»(6)

Надо стараться, чтобы прожитый нами день был наполнен добром, теплом, заботой, любовью, чтобы каждый вечер на исходе дня нас не мучила наша совесть.

Вера действует Любовью

В Новом Завете есть такие слова: «Муж с двоящимися мыслями неустроен во всех делах своих». И жизнь показывает, что тот, кто лукаво думает: «Вот сейчас я поживу в свое удовольствие, а потом раскаюсь», — ни счастья не достигает, ни покаяния не успевает принести. Верны слова: «С милостивым Ты (Господи) поступаешь милостиво, с мужем искренним — искренно, с чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его». «Душа лукавая погубит своего обладателя». Первым в рай входит не безупречный исполнитель закона Божия, святой, по иудейским понятиям, а разбойник. Нам неизвестно, что уж такого он сделал, что был приговорен к распятию. Но сам он признал: «И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли»...

Жизнь проходит быстрее света. Но в ней нет случайного. Все творится по Божьему Промыслу. И очень важно, чтобы сам человек познал блага для себя, чтобы все было им воспринято достойно, благодарно и смиренно

Нас могут оставить люди, близкие, общество, по разным и чисто земным причинам. Но Бог никогда не покидает своего создания, даже когда он грешит, в этом — вся сила веры. Спаситель говорит нам: «кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин.14;19).

Любящий Бога и людей никогда не будет одинок, но всегда активен и любящий саму жизнь, какой бы она ни была сложной.

Если мы хотим, чтобы наши молитвы были услышаны на небесах, мы должны быть пропитаны истинной христианской любовью. Любовь — это та сила, которая побуждает каждого христианина плакать не только над своими грехами, но и над бедами ближних.

Любовь заставляет человека молиться как за живых, так и за мертвых. Любовь — это именно та сила, которая бережет и отдаляет нас от осуждения других, от многословия, ревности, агрессивности.

«Вера действует любовью», — говорит апостол Павел. Любовь — это именно то, что придает нам силы для практического воплощения в жизнь нашей веры. Любовь — это именно то, что придает нам силы для практического воплощения в жизнь нашей веры. (8)

Милосердие Бога безмерно превышает всякое человеческое представление о Его правосудии или справедливости:

«Как песчинка не уравновешивает большое количество золота, так требования правосудия Божия не выдерживает равновесия в сравнении с милосердием Божиим. Что горсть песка, брошенная в великое море, то прегрешения всякой плоти в сравнении с Промыслом и милостью Божией. И как источник, изобилующий водою, не заграждается горсткой пыли, так милосердие Создателя не побеждается пороками тварей». (9)

Бог и на Страшном Суде остается Любовью. И на Суде вечная судьба каждой личности будет определяться этой Любовью в соответствии с духовными свойствами и свободой самоопределения самой личности. Не случайно преподобный Исаак Сирин говорил: «Неуместна человеку такая мысль, что грешники в геенне лишаются любви Божией... Но любовь силою своею действует двояко: она мучит грешников... и веселит собою соблюдших долг свой»

Все наше спасение основано на милости Божьей. Мы принимаем спасение как проявление незаслуженной милости к нам со стороны Бога. Здесь нет и тени справедливости а лишь милость.

Не из страха перед адом, не из корыстного желания получить блаженство на Небесах служит христианин Господу, но, служа Ему по любви к Нему, знает христианин, что и Господь, в безграничной мере отвечая любовью на любовь, не оставит души верной Ему в сколько-нибудь бедственном состоянии, но привлечет ее к Себе по слову Своему: «Идеже есмь Аз и вы будете» (10).

Все, что относится к спасению, исходит не из справедливости, а из любви Божией, основанной на жертве Иисуса Христа. Христианство говорит нам, никто не может обладать такими заслугами, чтобы по справедливости заслужить себе вечное спасение. Оно не может быть справедливым вознаграждением за наши, пусть даже самые выдающиеся, но все же конечные заслуги. Итак, Бог не справедлив, но милосерден. Только Бог может быть поистине справедливым. Человеческая же справедливость всегда защищает интересы того, кто ею пользуется.

За всё благодарить Бога

И на Страшном Суде перед каждым человеком, веровавшим и неверовавшим, во всей силе и очевидности откроется все нравственное величие крестного подвига Иисуса Христа, Его величайшее самоуничижение ради нашего спасения — Его Любовь. Потому святой Исаак Сирин и писал: «Царство и геенна суть следствия милости, которые в своей сущности задуманы Богом по Его вечной благости, а не воздаяния». (11).
Архимандрит Лазарь (Абашидзе) научает нас:

«Я благодарю Бога за всё, что со мной происходит. За все несчастья, которые были в моей жизни. За все оскорбления, которые я слышал в свой адрес и более всего — за незаслуженные из них. За то, что Бог, по величайшей милости своей, давая мне осознание греховности моих деяний и помыслов, дает и возможность спасения». (12)

Евангелие говорит, что первым в рай входит не безупречный исполнитель закона Божия, святой, по иудейским понятиям, а разбойник. Нам неизвестно, что он такого сотворил, что был приговорен к распятию. Но сам он признал: «И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли».

Да он исповедовал свою вину, осознал, что действительно заслуживает этой страшной казни. И что же он слышит в ответ от Того, Кто для христиан является Богом и Спасителем? «Сегодня же будешь со Мной в раю»! (13)

Всякий человек, во всяком деле многое может сказать в свое оправдание, но если он внимательно посмотрит в сердце свое, то увидит что, оправдываясь, не избегает лукавства. Оправдывается человек, во-первых, потому, что не хочет признать себя хотя бы частично виновником зла в мире, оправдывается потому, что не сознает себя одаренным богоподобною свободою, а лишь явлением, вещью мира сего, и потому зависимым от него. В таком сознании есть много рабского, и потому оправдываться — рабское дело, а не богосыновнее.(14)

Вера в Бога и вера Богу, надежда на Бога и любовь о Господе — вот единственное, что не даст человеку на земле обречь себя на вечные муки ада.

Самое великое торжество справедливости совершится на последнем [Страшном] Суде, когда Бог «отрет всякую слезу» с глаз человека. Все тогда будет названо своим подлинным именем, падет всякое ложное величие, и правда займет свое место. Это будет апофеоз всемирной справедливости и высшей Любви. Увидеть справедливость окружающих нас, испытать и свою справедливость в отношении людей — это большое счастье, так как высшая справедливость — выше справедливости, и имя ей Любовь. (15)

Сокровища православной духовной и мистической традиции напоминают православным христианам, что они призваны быть «свидетелями сему» (Лк 24:48). Из этого посыла мы получаем вдохновение, как свидетели новой жизни, пришедшей в мир через Христа.

Будучи свидетелями преображения и воскресения, — мы можем, несмотря на окружающее нас смятение и мрак, хранить надежду на лучшее будущее и говорить :

«Благодарю Бога за то,
Что за каждым закатом
Следует рассвет» (16)

Спасение христианина находится как бы между страхом и надеждой. Оно строится на смирении, которое мы так усердно расхваливаем и так нерадиво претворяем в жизнь.

По учению всех святых Отцов Православной Церкви, без смирения невозможно единение с Духом Божиим, ибо невозможна истинная любовь, которая и составляет сущность Бога. Пример действительного смирения разбойника — доказывает условие спасения любого человека. Спасение, оказывается — в искреннем раскаянии человека. Христианство говорит, что человек, который искренне кается, оказывается выше того, кто исполняет все предписания.

Ибо только, смиренный человек осмысленно и осознанно отбросит всякие домыслы и размышления о «достойных» и «недостойных» Небесного Царства. Ибо действительно на всё и вся Божья воля.

И если бы нам удалось гипотетически заглянуть в «рай», то возможно, мы бы изумились до крайности, не найдя среди его обитателей всех тех, кого мы ожидаем там увидеть, и наоборот, обнаружили бы там тех, кому по нашему мнению там не место.

Источники:

  1. Аристотель. Соч.: 4 т. М., 1984.
  2. Архимандрит Лазарь Абашидзе «О тайных недугах души» Сретенский монастырь, Москва, 1997
  3. Апологетические беседы Архиепископа Нафанаила , http://eparhia.onego.ru
  4. http://www.zavet.ru/kalendar/nmf-004pr.htm
  5. Архимандрит Софроний Старец Силуан Афонский Москва 1996 г.
  6. Протоиерей Георгий Схиртладзе http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=2621
  7. Легойда Владимир Журнал Фома№ 8/31 2005 Зачем и от чего нам спасаться?
  8. Протоиерей Георгий Схиртладзе http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=2621
  9. Прп. Исаак Сирин. О Божественных тайнах и о духовной жизни. М., 1998. http://www.wco.ru/biblio
  10. Прп. Исаак Сирин. О Божественных тайнах и о духовной жизни. Беседа 39, § 2. М., 1998. http://www.wco.ru/biblio
  11. Прп. Исаак Сирин. О Божественных тайнах и о духовной жизни. Беседа 41. М., 1998. http://www.wco.ru/biblio
  12. Архимандрит Лазарь (Абашидзе),настоятель монастыря Вифания в Грузии.«Таинство Исповеди» Киево-Печерская Успенская Лавра.2005г.
  13. Легойда Владимир. Журнал Фома № 8/31 2005 Зачем и от чего нам спасаться?
  14. Архимандрит Софроний Старец Силуан Афонский Москва 1996 г.
  15. Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской) Апокалипсис мелкого греха «Похвала справедливости» Санкт-Петербург −1997
  16. http://www.portal-credo.ru/

Александр А. Соколовскиp

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения