Человеческая свобода

Свобода как возможность

Свобода — самая неоспоримая общечеловеческая ценность.

Свобода — это универсальны принцип Вселенной как Божьего Творения частью которой является свободная воля человека.

Свобода есть моральная категория. Её отражение в конкретных ценностях зависит от морали и уровня культуры общества. Свобода также категория объективная. Относительный подход ошибочный и приводит к уничтожению свободы. В философско-религиозном смысле свобода — это возможность вечного развития к идеалу т.е к Богоподобию.

Для христианина свобода позволяет человеку, при правильном выборе, найти свой уникальный путь воссоединения с Богом в любви в качестве подлинной, самостоятельной и глубокой личности.

Cвобода Божия побуждает каждого человека постоянно помнить о своей личной ответственности и своей обязанности использовать свою свободу правильно. Ошибки, то есть грехи, неминуемо ведут к потере свободы и самой своей души.
Милосердный Бог никогда не заставляет человека нести ответственность за то, чего он не мог совершить, поскольку это вне его человеческих возможностей. Бог не требует невозможного: «...верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести.» (1 Кор. 10.13).

Свобода — возможность делать добро. Если такой возможности нет —мы говорим, что нет свободы. Если свобода используется во зло она перерастает в несвободу и тогда человек или превращается в раба своих страстей, злых мыслей и поведения или теряет свою свободу буквально в физическом смысле.

Лучшая свобода для человека — это свобода выбирать добро из добра и зла, свобода следовать любви.

При этом именно добро, любовь являются важнейшими ценностями, для достижения которых нам и нужна свобода, но как инструмент, как ресурс, а не как самоцель

Свобода — это возможность достигнуть той или иной цели. Если ставим правильную цель — свобода нам во благо, если ложную — во вред.

Свобода — не самоцель, а лишь возможность достичь цели.

Возможность выбирать и реализовывать выбор означает свободу. Из двух возможных направлений, к Богу или к себе, я выбираю один вариант, и иду по выбранному пути. Если я не верю в Бога, вместо двух направлений у меня остается единственный вариант. Если вариант только один, это не выбор. Выбор — это, как минимум, наличие двух вариантов. Поэтому без Бога нет выбора. Вне выбора нет свободы. Свобода существует только в момент выбора. Человека делает свободным именно это мгновение выбора. Вся жизнь свободной личности состоит из бесконечных мгновений выбора. Даже потом, когда выбор совершен, у верующего, помимо относительной свободы в рамках заданного направления, есть свобода остаться в этом направлении или не остаться, т.е. он каждую секунду выбирает волю Бога, имея свободу в любой момент выбрать свои желания, т.е. совершить грех. Постоянно выбирая Бога, он всю жизнь свободен и одновременно раб Божий, т.е. свободный раб. Неверующий — просто раб, безальтернативный раб, поскольку у него нет варианта выбора, ему не из чего выбирать.

Одной из целей может быть внутренняя свобода. Внутренняя свобода — это такое состояние человека, в котором он при любых обстоятельствах свободен выбирать то, от чего ему хорошо.

Именно внутренняя свобода — настоящая свобода. Обладая внутренней свободой, можно быть свободным в любом обществе (государстве) и даже в тюрьме. Свобода как юридическое право не делает нас свободными, пока мы не свободны внутри себя.
Нашу внутреннюю свободу стесняют не другие люди, не государство, не традиции. Нашу внутреннюю свободу стесняют наши зависимости, наши страсти и страхи.

Наиболее очевидна несвобода в случае присутствия в человеке сильных страстей — зависимостей, ограничивающих нашу свободу.

Синоним слова «страсть» — пристрастие, привычка, сильное навязчивое желание. В русском языке слово «страсть» имеет и другое значение — страдание. И это не случайно: любая страсть не только ограничивает свободу, но и мучает.

Допустим, страсть к деньгам, к обогащению. Богатый человек может быть внутренне свободным. Но человек, пристрастный к деньгам, богат он или беден, свободным быть не может. Он страдает не только от недостатка денег. Он страдает от самой возможности потерять деньги, и ограничивает свою свободу, чтобы их сохранить.

Свободен ли завистливый человек? Естественно нет. Зависть к другим постоянно гнетёт человека, не даёт ему покоя и умиротворения.

Свободен ли тот, кто болен страстью тщеславия? Нет. Тщеславному не позволено испытать радости от доброго дела. Он делает все только ради тщеславия, а тщеславие и добро не совместимы. Тщеславный не свободен ибо он обязан делать все так, чтобы нравиться другим.

Может быть, наша «любимая» страсть — любовная, оставляет нас на свободе? Увы, любовная страсть — не любовь. Это любовная зависимость. Она заставляет нас быть с человеком, которого мы на самом деле не любим, мучить его и себя. Свободой здесь и не пахнет.

Свобода возрастает по мере освобождения от страстей. Противоположны страстям добродетели. Вершина добродетелей является любовь. Чем больше у человека добродетелей, тем больше любви.

Любовь — это мир в отношениях с людьми, это мир в отношениях человека с Богом, это единственная жертва, которая делает человека героем, которая оправдывает страдания и гибель человека. И стремление к свободе, к освобождению от чего-либо также может быть оправдано только любовью и ничем другим. Любовь ломает барьер, который существует в мире человека — отделенность человеческих душ друг от друга и от Бога. Совершенная любовь полностью разрушает этот барьер, разрушает замкнутость людских мирков, в которых существуют и страдают от одиночества люди. Утверждая верховенство любви («Возлюбленные!... всякий любящий рожден от Бога... Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» 1 Ин. 4.7,8), мы утверждаем и свободу личности.

Свобода связана с мировоззрением и моральной ориентацией человека. Некоторые люди, сражающиеся за свободу на самом деле имеют во внимании имеют только свои эгоистические субъективные интересы.

В социальном цивилизованном обществе свобода есть категория выбора и не является наивысшей и абсолютной ценностью. Наивысшей ценностью является Бог, жизнь человека, жизнь народа. Там где свобода вступает в конфликт с этими ценностями там делается выбор. И возникает некая странность и теперь зло сражается за свободу злу Глубинная сущность конфликта борьбы за свободу проявляется в вопросе может ли быть свобода всего. Общая практика развития человечества показывает и доказывает, что в обществе не должно быть свободы злу ибо где преобладает зло заканчивается духовное развитие человека и он бесконечно удаляется от своего Творца.

Нельзя ожидать любви от человека, если он не свободен. Насилием (принуждением) можно добиться только угодничества (но не послушания, поскольку это плод любви и подразумевает добровольность), лицемерия и, конечно же, гнева. Принуждение (в том числе и психологическое) не способно вызвать ответной любви.

Для появления истинной и полноценной любви необходимо осознание свободы: позволения любить или не любить. Божья любовь к нам является проявлением Его свободы, а жертва Иисуса — абсолютно добровольна ( «Он истязуем был, но страдал добровольно» Ис.53.7). Его благодать это также проявление суверенной Божьей свободы. И мы свободны в своём выборе любить и следовать Богу.

А.Соколовский

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения