Жодинский бивак генерала Ламберта

Жодинский бивак генерала Ламберта«Не доходя Борисова, остановились в деревне Жодино, и когда солдаты поели изготовленной каши, то тотчас выступили в поход и до света вышли на поля пред Борисовым».
«Записки генерала Отрощенко».

22 (10) ноября 1812 года на подходе к Толочину Наполеон получил ошеломляющую весть. Город Борисов — этот важный стратегический пункт на коммуникационной линии занят русскими войсками. Надежды накормить и реорганизовать за Березиной деморализованную Великую армию в одночасье рушились. Главное, французский император терял возможность беспрепятственно переправиться на правый берег Березины, так как мост и важный плацдарм, каковым являлся Борисовский тет-де-пон (от фр. — предмостное укрепление), оказались в руках неприятеля. Кольцо окружения сомкнулось. Не мудрено, что офицеры императорской свиты от такого известия пришли в ужас. Этому событию предшествовал целый ряд более мелких событий, одним из которых стал привал русского авангарда в Жодино.

17 (5) ноября русская 3-я Западная армия вступила в Минск. На следующий день адмирал П.В. Чичагов, усиливает двумя пехотными полками свой авангард и приказывает его командиру — французскому эмигранту на русской службе — генерал-лейтенанту К.О. Ламберту следовать к Борисову и овладеть городом.

С рассветом 19 (7) ноября кавалерия, пехота и артиллерия общей численностью в 4,5 тыс. человек при 36 орудиях выдвинулись по «Екатерининскому» тракту к деревне Юхновка и направились к Смолевичам, где намечалось сделать привал и заночевать.

«Авангард шел до Смолевич, — пишет в походном дневнике генерал-майор В.В. Вяземский. — Здесь все предано огню, повсюду пустота, кучи мертвых от болезни французов находим на дорогах; больные их оставлены по деревням брошенными, без пищи, без одежды, без призрения. Каждая изба полна больными, и между ними наполовину умерших уже несколько дней».

Утром 20 (8) ноября колонны авангарда тронулись дальше. Начиналась оттепель, шел мокрый снег, и скоро дорога раскисла от грязи. Несмотря на трудности 35-ти верстного перехода (верста — 1054 м), войска до наступления темноты достигли «села Жодин», разоренного военным лихолетьем. В одном из уцелевших домов Ламберт устроил свою штаб-квартиру. Кавалерия заняла подходящие хозяйственные постройки, а пехота раскинула бивак в поле. Вскоре село и окрестности наполнились людскими голосами и ржанием лошадей, потянулись дымки от множества огнищ. Вокруг костров грелись уставшие от длительного марша солдаты, сушили форму, варили в котлах кашу, проверяли оружие и амуницию... Утром предстояло сделать переход и возможно вступить «в дело».

Правда, о составе, численности, расположении (кроме того, что противник наверняка уже был в Борисове) и планах французов Ламберту ничего не было известно. Требовалось собрать подробные сведения о неприятеле. Поэтому генерал выслал в направлении деревни Упиревичи Житомирский и Стародубский драгунские полки, а также казаков. Им поручалось патрулирование и охрана авангарда от внезапного нападения крупных сил противника со стороны Борисова, включая разведку и добычу «языков». Под прикрытием темноты разъезды драгун и казаков перекрыли проселочные дороги и вели наблюдение территории вплоть до реки Березины.

У самого города казаки захватили в плен неприятельский патруль, который незамедлительно доставили к Ламберту. Пленники поведали информацию первостепенной важности. Выяснилось, что тет-де-пон находится под защитой малочисленного вюртембергского полка и разных сборных команд численностью в 1,5 тыс. человек. Однако со дня на день ожидается подкрепление.

Одновременно южнее Борисова недалеко от деревни Юшкевичи еще одному казачьему разъезду удалось пленить двух польских офицеров из частей минского генерал-губернатора М. Брониковского. Их также без задержек сопроводили в Жодино. На допросе один из пленников показал, что из «местечка Нижнее Березино» (ныне г. Березино) спешит на помощь польская 17-я пехотная дивизия под командованием генерала Я.Г. Домбровского и его войска на расстоянии не далее одного перехода от Борисова. К тому же, Домбровскому известно о движении русских к Борисову, поэтому, впереди идет его авангард, который уже на подходе к городским предместьям. Это подтвердили казаки, обнаружившие южнее Юшкевич «присутствие нескольких эскадронов польских улан». Отсутствие поблизости крупных подразделений противника дало основание полагать, что кавалеристы причастны к передовому отряду Домбровского.

Минуло несколько часов, как русские войска обосновались в Жодино. Время приближалось к полуночи. На совете у Ламберта случайно оказавшийся в составе авангарда военный инженер, участвовавший в весенних работах по возведению предмостных земляных фортификаций в Борисове, рассказал об их устройстве и нарисовал план. В частности, он предупредил, что в случае объединения неприятеля овладеть редутами дневным штурмом не удастся.

В стремительно меняющейся обстановке Ламберт принимает единственно правильное решение — действовать на опережение.

«Ни утомление собственных войск, только что сделавших трудный переход, ни неудобства ночного двадцативерстного марша, — пишет русский военный историк, генерал В.С. Харкевич, — не могли поколебать его в этом решении».

В ночь с 20 (8) на 21 (9) ноября полки авангарда быстро свернули бивак и двинулись вперед. Известно, что Ламберт опоздал. Но, тем не менее, фортуна по достоинству оценила смелость и настойчивость генерала, вознаградив его взятием тет-де-пона и Борисова.

Александр Балябин
историк, сотрудник зала беларусики и краеведения
Центральной районной библиотеки им. И.Х.Колодеева

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения