Иерархический порядок православных Патриарших кафедр. История Диптиха

Иерархический порядок православных Патриарших кафедр. История Диптиха


Понятие диптиха

В церковном обществе под термином «диптих» понимается упорядоченный список Поместных Автокефальных Православных Церквей и, соответственно, последовательность поминовения их Предстоятелей во время богослужений.

Cамо же слово «Диптих — диптиха» греческого происхождения (diptychos — вдвое сложенный) и обозначает двустворчатую икону, картину.

На основании диптиха распределяются места при сослужении глав и представителей Церквей, а также во время их присутствия на соборах, всеправославных форумах и других совместных мероприятиях. Таким образом диптих является одной из основ церковного этикета.

На формирование современного диптиха оказали влияние различные факторы: древность Церквей, хронологическая последовательность провозглашения автокефалий, политическое значение городов с кафедрами первых епископов. С православной точки зрения, все автокефальные Церкви равноправны, и место их в диптихе не сообщает Поместной Церкви никаких преимуществ и привилегий по отношению к тем Церквам, которые занимают последующие места в диптихе.

Это же относится и к Церкви, первенствующей в диптихе.

Существует даже термин «первенство чести», но никак не власти, и выражается оно лишь в первенстве перед престолом при сослужении первоиерархов Поместных Церквей, в председательстве на церковных соборах и на иных официальных собраниях, в первом месте в подписях под церковными актами, принимаемыми всеми или несколькими Поместными Церквами.

Аналогичным образом и место в диптихе всякой другой Церкви определяет место ее. Предстоятеля в алтаре при сослужении с другими Первоиерархами, а также место его подписи в последовательности подписей его собратий-первосвятителей.

История формирования диптиха

Ко времени Халкидонского собора сложился диптих первых епископов христианской Церкви: Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский. Епископы этих пяти первенствующих престолов титуловались тогда патриархами.

В IX веке сложилось своеобразное учение о пентархии. Исходя из этого в Церкви может быть лишь пять патриархов (подобно тому, как есть только пять чувств) и вся вселенная должна быть поделена между ними.

Теория «пентархии», лишенная и канонических, и исторических оснований, давала впоследствии представителям из Константинопольского Патриархата мнимые доводы в отстаивании церковной гегемонии над негреческими Православными Церквями. Тенденция, выразившаяся в этой теории, существует и ныне, она служит иногда причиной осложнений во взаимоотношениях восточных Патриархатов и Поместных Церквей, получивших автокефалию во II тысячелетии от Рождества Христова.

По словам Митрополита Иллариона(Алфеева):

«Пентархия — это церковно-политический концепт, который существовал в Византии во второй половине первого тысячелетия. Суть этого концепта заключается в том, что Вселенская Церковь управляется пятью Патриархами: Римским, Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским. На тот момент существовали и реально действовали именно эти Патриархаты. ...второе место, которое получил Константинопольский Патриархат в диптихах, обусловлено исключительно политической ситуацией в Римской империи. Как сказано в Правилах Второго Вселенского собора, этот город должен иметь равные преимущества с первым Римом «как город царя и синклита». Таким образом, так называемая пентархия сложилась в силу исторических обстоятельств; ее идея заключалась как раз в том, что под пентархией подразумевалась вся Вселенская Церковь. После разрыва Рима с Константинополем эта концепция исчезла, как исчезли и многие другие исторические и историософские концепции».

III Вселенский собор не оставил никаких разумных церковных оснований для развития учения об исключительных преимуществах пяти первых престолов христианского мира.

Римские епископы, первенствовавшие в древних диптихах, уже с VI столетия начали заявлять притязания на власть над всей кафолической Церковью, обосновывая их мнимым главенством первоверховного апостола Петра, «князя апостолов», как его называют на Западе, над другими апостолами. Но первенство чести Римской кафедры, однако, с православной точки зрения, лишено догматического значения, а каноническое его значение ограничивается именно первенством в диптихе, не имеющим никакого отношения к вселенской юрисдикции.

На Востоке, который всегда оставлял за Римскими епископами первенство чести и видел в них защитников и хранителей Православия, притязания н главенство в Церкви не вызывали никаких церковно-правовых последствий, а вот западные Церкви постепенно, одна за другой, действительно оказались в юрисдикции пап.

Правда упорное сопротивление папским притязаниям оказывала западно-Африканская Церковь.

Карфагенский собор включил в свои правила «Послание к папе Римскому Келестину» (424 г.), которое вошло во все своды канонов. В этом послании собор отвергает право Римского папы принимать апелляции на судебные постановления собора африканских епископов. Но после нашествия вандалов-ариан обескровленная Африканская Церковь оказалась вынужденной искать защиты у папы. Между тем на самом Востоке (до Халкидонского собора) к первенству стремились Александрийские епископы.

Их амбициозные устремления базировались на множестве факторов : заслуги святителей Афанасия и Кирилла в защите Православия, тесный союз Александрии с Римом, установившийся со времени святителя Афанасия, высокий авторитет александрийской богословской школы, превосходившей по своему научному уровню все остальные христианские школы империи.. Но осуждение и низложение главы Александрийской школы Диоскора Халкидонским собором положило конец этим несостоявшимся притязаниям.

Первенство Константинопольского Патриарха

С конца IV века на первое место на Востоке выдвигается Константинопольский патриарх. Благодаря политическому значению столицы, Константинопольский патриарх, к которому первому из всех епископов обращался император, приобрел существенные преимущества. Он получил статус посредника между императором и другими патриархами Являясь в столицу, Александрийский, Антиохийский или Иерусалимский патриархи могли представляться царю только после предварительного доклада у патриарха Константинополя.

В конце VI века, со времени святителя Иоанна Постника, Константинопольские первоиерархи присваивают себе титул Вселенских патриархов, против чего тщетно протестовал святой папа Римский Григорий Великий.

Еще более выразительно значение Константинопольских патриархов как первоиерархов греческого Востока, проявилось после того, как область, занимавшая западную часть Балканского полуострова, в которой преобладало греческое население, вместе с грекоязычными по преимуществу в ту эпоху Сицилией и Южной Италией были изъяты из подчинения Рима и переведены в состав Константинопольского Патриархата.

Впоследствии значение остальных восточных патриархов было подорвано христологическими ересями, когда большая часть населения Египта и Сирии отпала от Православной Церкви, и последовавшим арабским завоеванием этих стран. После великой схизмы 1054 года, в связи с отпадением Римской Церкви от Вселенского Православия, первенствующее место в диптихе Православных Поместных Церквей занял Константинопольский Патриархат.

Первенствующее значение Константинопольского Патриарха на православном Востоке не только сохранилось, но даже возросло после падения Константинополя в 1453 году. Завоеватель столицы Ромейской державы Мухаммед II признал патриарха Геннадия Схолария главою всех православных подданных Порты — не только в духовном, но и в гражданском отношении. Константинопольские патриархи получили в Османской империи статус этнархов, на этом основании другие православные патриархи на территории Османской империи состояли в гражданском подчинении канонически равному им Константинопольскому патриарху.

Место в диптихе Московского Патриарха

Учреждение Патриаршего престола в Москве было одобрено на созванном в 1590 году соборе в Константинополе, в котором участвовали Патриархи: Константинопольский Иеремия, Антиохийский Иоаким и Иерусалимский Софроний.

Константинопольский собор постановил:

«Во-первых, признаем и утверждаем поставление в царствующем граде Москве патриарха Иова, да почитается и именуется он и впредь с нами, патриархами, и будет чин ему в молитвах после Иерусалима; а во главе и начале держать ему апостольский престол Константинограда, как и другие патриархи держат; во-вторых, патриаршее имя и честь дано и утверждено ныне не одному только господину Иову, но произволяем, чтобы по нем поставлялись Московским собором патриархи в России по правилам, как началось от сего сослужебника нашего смирения и во Святом Духе возлюбленного брата нашего Иова».

Московскому Патриарху было определено пятое место в диптихе — после восточных Патриархов.

Современная ситуация

Ныне Вселенская Православная Церковь включает девять Патриархатов.

В порядке диптиха это: Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский, Московский, Грузинский, Сербский, Румынский и Болгарский Патриархаты; шесть автокефальных Церквей возглавляются: три — архиепископами: Кипрская, Элладская и Албанская — и три — митрополитами: Польская, Чешских земель и Словакии и Американская.

В Константинопольской Церкви признается несколько иной диптих: в нем нет места для Американской Православной Церкви, автокефальный статус которой там отвергается, а Грузинской Церкви отведено место после Болгарской — девятое. Константинопольский диптих употребляется и другими грекоязычными Православными Церквами. В принятых диптихах не находится места так называемым проблемным церквям.

И это всё при том, что в сегодняшнее время все древние Патриархаты некогда славного Востока — территория унижения, а верующие — гонимы.

В последнее время архиепископ Кипрский Хризостом заявляет о претензиях на пятое место в чреде православных предстоятелей, Однако, глава синодального Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Илларион (Алфеев) выразил мнение, что «инициировать сейчас какой бы то ни было пересмотр диптихов никоим образом не следует». При всех разных выражениях диптиха православные всех церквей осознают, что должна быть прежде всего свобода во Христе. при подлинно христианской, взаимной нелицемерной любви.

«Замечая же, как званные выбирали первые места, сказал им притчу: когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званных им почетнее тебя, и звавший тебя и его подошед не сказал бы тебе: „уступи ему место“; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, пришед садись на последнее место, чтобы звавший тебя подошед сказал: „друг! пересядь выше“; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою: ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 14:7–11)

Митрополит Иларион (Алфеев) говорит:

«Сегодня настроения в Поместных Православных Церквах очень разные, но, думаю, ни одна Церковь не примет такой схемы, согласно которой одни окажутся Церквами первого сорта, а другие — второго. Когда говорится о старейших Церквах (к ним причисляются четыре древних Патриархата плюс Кипрская Церковь), то с точки зрения хронологии это нас совершенно не беспокоит. Но если этим Церквам будет присваиваться какое-то особое и преимущественное право принимать решения, а другие Церкви окажутся в положении более молодых по времени предоставления автокефалии и поэтому менее значимых, думаю, ни одна из этих „молодых“ Церквей не согласится с таким разделением».

Ссылки:

  1. Толковый словарь русского языка под ред. Д. Н. Ушакова 1996
  2. Реакция Московской Патриархии на Константинопольский Собор 1–3 сентября 2011 - risu.org.ua
  3. Протоиерей Владислав Цыпин www.pravoslavie.ru/arhiv/46687.htm

Александр А. Соколовски

2015 © Сайт Борисовское благочиние. Первый Борисовский церковный округ Борисовская Епархия Белорусская Православная Церковь,

активная cсылка на использованные материалы сайта обязательна, авторские материалы - только с разрешения автора

мнение администрации сайта не всегда совпадает с мнением авторов

электронная почта info@blagobor.by или воспользуйтесь этой страницей для отправки сообщения